Загадки кризиса

27 Июля'09

Теги: кредит, облигация, дефолт, кризис, НБУ

Спад, охвативший экономику Украины всего за полгода, сопоставим с Великой депрессией в США 1929-1933 гг. Но если кризис такой величины поставил Штаты на грань социальной катастрофы, то Украина кажется островком стабильности. Объемы производства и торговли резко сократились, но число банкротств предприятий меньше, чем в более благополучных странах. Финансовая система осталась устойчивой, несмотря на рекордный отток вкладов и ограниченную помощь НБУ банкам.

В I квартале 2009-го ВВП страны обрушился на 20,3% — это самое быстрое падение в СНГ, Европе, а возможно, и во всем мире. Спад, охвативший экономику всего за полгода, сопоставим с Великой депрессией — с 1929 по 1933 год ВВП США уменьшился на 26,6%. Но если кризис такой величины поставил Штаты на грань социальной катастрофы, то Украина кажется островком стабильности. За четыре года в начале 1930-х гг. безработица в США подскочила с 3% до 25%. В Украине ее масштабы гораздо скромнее: по результатам проведенного Госкомстатом опроса, в I квартале 2009-го без работы оставались 9,5% экономически активного населения — ненамного больше, чем год назад (7,1%).

Это не единственная загадка кризиса. Объемы производства и торговли резко сократились, но число банкротств предприятий меньше, чем в более благополучных странах. Финансовая система осталась устойчивой, несмотря на рекордный отток вкладов и ограниченную помощь НБУ банкам. «Украинцы фантастически адаптивны к кризисам», — полагает экономист Александр Пасхавер.

Насколько на самом деле упал ВВП

По официальным данным, в IV квартале минувшего года ВВП Украины рухнул на 8%, а в I квартале 2009-го — на 20,3%. Однако данные Госкомстата свидетельствуют не только о сокращении производства и потребления. Статистика отражает еще один процесс — переход бизнеса в тень.

По расчетам Минэкономики, в 2007-м размер неформального сектора украинской экономики достигал 28,8% официального ВВП. После начала кризиса масштабы тени увеличились — до 31,1% ВВП по итогам 2008 года. По оценке Минэкономики, самые тенизированные сектора в 2008 году: промышленность (особенно добывающая), рынок недвижимости, торговля и строительство.

Оценку размеров неформального сектора за I квартал 2009-го Минэкономики опубликует только в конце июля. Но уже сейчас можно говорить о быстром расширении тени. К примеру, по данным отчетов предприятий, в январе–марте оборот розничной торговли упал на 19,6%, а потребительские расходы населения, по оценке Госкомстата, сократились только на 11,6%. Кроме того, в структуре гривневой денежной массы растет доля наличных, которые обслуживают неформальный сектор. На 01.01.2009 она составляла 30,1%, к концу I квартала увеличилась до 31,7%, а к 1 июля — до 32,4%.

С учетом ухода бизнеса в тень реальная глубина падения ВВП в январе–марте должна быть меньше как минимум на 2–3 процентных пункта. При этом стоит учесть, что негосударственные оценки масштабов тени значительно выше официальных. К примеру, по данным экономиста Фридриха Шнейдера из боннского Института изучения труда (IZA), в 2002–2003 годах теневой сектор в Украине равнялся 54,7% ВВП (официальная оценка — 30,6% ВВП в 2003-м). По мнению советника главы Укргазбанка Александра Охрименко, в I квартале на долю расширения неформального сектора пришлось около половины зафиксированного статистикой спада, а реальное сокращение ВВП на самом деле составило около 10%. «Видимо, мы недооценили масштабы теневой экономики», — объясняет причины отсутствия социальных потрясений в Украине экс-министр финансов Виктор Пинзеник.

Где безработные?

Если судить по отчетам правительства, кризис почти не коснулся рынка труда. К концу июня на учете в государственной службе занятости состояли 658 тыс. человек — всего 2,3% трудоспособного населения. С февраля число безработных уменьшилось почти на 250 тыс.

Впрочем, данные центров занятости не отражают ситуацию на рынке труда, а лишь свидетельствуют о слабости системы государственной помощи безработным. В мае средний размер пособия составил 619,68 грн, а получали его только две трети зарегистрированных. Реальный уровень безработицы значительно выше. Исследование, проведенное Госкомстатом по методике Международной организации труда (МОТ), показало, что в I квартале не могли найти работу 2,1 млн человек, или 9,5% экономически активного населения в возрасте от 15 до 70 лет (22,1 млн).

Но и такие показатели плохо коррелируют с глубиной поразившего Украину спада. За первые три месяца минувшего года уровень безработицы в стране по методологии МОТ был ненамного ниже — 7,1% (1,6 млн человек). Для сравнения: в 16 государствах еврозоны, ВВП которых сократился в I квартале всего на 2,5%, доля ищущих работу выросла примерно на столько же, на сколько и в Украине, — с 7,4% до 9,5% (с мая 2008-го по май 2009-го).

Ситуацию на рынке труда объясняет, во-первых, то, что доля госсектора в экономике огромна — в нем трудятся не менее трети работающих украинцев (врачи, учителя, милиционеры, военные, чиновники, сотрудники госмонополий и др.). По данным Госкомстата, в январе–марте доля пенсий и других видов социальной помощи в доходах населения составила 43% (и это не учитывая зарплат сотрудникам госсектора).

Во-вторых, многие крупные и средние предприниматели не сокращают персонал, выполняя неписаное соглашение с властями. Сейчас такая модель взаимодействия власти и бизнеса смягчает кризис, но в долгосрочной перспективе будет тормозить рост ВВП, поскольку консервирует неэффективную структуру экономики.

Почему нет массовых дефолтов

В конце минувшего года эксперты предрекали, что Украину захлестнет волна корпоративных дефолтов. Финансовые показатели бизнес-структур стремительно ухудшались из-за девальвации гривни, сокращения спроса и падения цен на активы. Трудности компаний и падение доходов населения должны были отразиться на банках — прогнозировалось, что в течение 2009 года потеряют платежеспособность около половины из 182 финучреждений.

Но пока НБУ вводил временные администрации только в 16 банках. Случаи громких дефолтов или банкротств в корпоративном секторе есть (розничные сети «Ситиком», «Интермаркет», «Ева»), но их немного. С ноября минувшего года агентство «Кредит-Рейтинг» зафиксировало всего восемь технических и один полноценный дефолт по процентным облигациям.

Стабилизировать ситуацию помогли прекращение падения гривни, рефинансирование банков со стороны НБУ, а также вливания денег зарубежными материнскими финучреждениями в дочерние украинские структуры. Но основным фактором, который предотвратил эпидемию дефолтов, стало массовое продление сроков возврата займов. Другого выхода у банков нет — во многих случаях, если кредиты не будет реструктуризированы, компании не смогут вернуть их, а это будет означать быстрый крах не только заемщиков, но и самих банков. По оценке аналитика ИК Dragon Capital Виталия Ваврищука, вынужденно пролонгируются более половины банковских займов. Кредиты продлевают даже тем компаниям, которые могут платить, но не хотят. Заставить их вернуть деньги проблематично — иски в суды во многих случаях бесполезны. Наоборот, процедура банкротства часто используется должниками для защиты от претензий кредиторов. В некоторых случаях удается продлить и внешние займы. К примеру, девелоперская компания «XXI Век» договорилась с кредиторами о реструктуризации до 2014 года долга по еврооблигациям на сумму $175 млн.

Еще одна причина относительной стабильности финансового сектора — занижение банками доли проблемных кредитов, что позволило им выделить меньше средств на резервы и сократить убытки. По данным НБУ, на 1 июля плохие займы составляли 4,89% в кредитном портфеле банков. По оценке председателя правления ОАО «Дочерний банк Сбербанка России» Игоря Юшко, реальная доля таких займов достигает 8–12%.

В результате в экономике накапливаются долги. По данным Госкомстата, с 1 января по 1 апреля кредиторская задолженность украинских компаний увеличилась на 5,5% — с 767,9 млрд грн до 810,1 млрд грн. Будут ли кредиты обслуживаться своевременно или же Украину в будущем все-таки ждет волна дефолтов — однозначного ответа на этот вопрос нет.

Как наполняется бюджет

В январе 1993 года, в разгар гиперинфляции, премьер-министр Леонид Кучма заявил об амбициозной цели: снизить темпы роста цен до 5–6% в месяц к концу года. Тем не менее, этого так и не было достигнуто. В том году индекс инфляции вырос на 10 156%, что стало рекордом для Украины. Причиной гиперинфляции было финансирование бюджетного дефицита за счет денежной эмиссии. Некоторые экономисты опасаются, что и в 2009-м рост цен может принять неконтролируемый характер, ведь в условиях глубокого спада экономики правительство не сможет собрать деньги на зарплаты бюджетникам и пенсии без запуска печатного станка. В тоже время, в I полугодии бюджет выполнялся, а инфляция снизилась до 0,5–1,1% в месяц.

По данным Минфина, в январе–мае этого года в сводный бюджет поступило 113,3 млрд грн — почти столько же, сколько и в докризисный период (98,3% от уровня января–мая 2008-го). А расходы (115,8 млрд грн) даже превысили прошлогодний показатель на 12,1%. Добиться такого результата правительство смогло за счет трех факторов. Во-первых, было усилено налоговое давление. По данным Секретариата президента, в I полугодии авансовая уплата налогов позволила мобилизовать 2,3 млрд грн, невозмещение НДС — еще 2 млрд грн. Во-вторых, правительству удалось привлечь внешние займы, прежде всего кредит МВФ (всего 12 млрд грн за январь–май).

А в-третьих, Кабмину помогал Национальный банк. В январе–мае он направил в бюджет не менее 10 млрд грн (покупка ОВГЗ и перечисление прибыли за 2008 год). Но на самом деле объем поддержки значительно больше — еще часть денег НБУ попала в казну через Ощадбанк и «Нафтогаз України». При этом Нацбанк следил, чтобы эмиссия не привела к инфляции. Предоставляя деньги Кабмину одной рукой, другой НБУ вынимал их из экономики. В результате с 1 января по 1 июля денежная масса в Украине не выросла, а сократилась на 8,3%.

Продолжение такого сценария в II полугодии под вопросом. Сбор налогов в казну постепенно уменьшается, и правительству нужно все больше вливаний от МВФ и НБУ.

Позади планеты всей

В I квартале 2009-го ВВП Украины рухнул на 20,3%, но для Украины такой быстрый спад отнюдь не рекорд — в 1994 году, в эпоху гиперинфляции, Госкомстат зафиксировал сокращение ВВП на 22,9%.

По размеру экономики Украина вернулась в 2004 год. Хотя такое сравнение не совсем корректно, поскольку во время кризиса структура экономики изменилась. В I квартале больше всего снизились инвестиции в основной капитал — на 48,7% (относительно аналогичного периода минувшего года). Потребительские расходы домохозяйств сократились всего на 11,6%, а государственные — даже выросли на 1,8%.

Поэтому от кризиса больше всего пострадали те сектора экономики, которые связаны с инвестициями. Наибольшее сокращение зафиксировано в строительстве (-54,1%), обрабатывающей промышленности (-36,5%), а также в производстве и поставках энергоресурсов и воды (-19,3%). Наилучшие показатели у сельского хозяйства (+1,3%), в финансовом секторе (-2,5%), а также в отраслях, которые финансируются преимущественно государством: в сфере образования (-2,8%) и здравоохранения (-4,6%).

Большинство экономистов предполагают, что по итогам года спад будет меньшим, чем за первые четыре месяца. К примеру, по словам исполнительного директора по экономическим вопросам НБУ Игоря Шумило, по результатам 2009-го ВВП сократится на 14%. МВФ, по неофициальной информации, ожидает спад на уровне 12%. Частично такие прогнозы объясняются статистическим эффектом низкой сравнительной базы. «В IV квартале 2008-го ВВП упал на 8%, поэтому в октябре–декабре этого года падение не будет большим, а при оптимистичном сценарии возможен даже небольшой рост», — рассказывает Дмитрий Боярчук, исполнительный директор исследовательского центра «CASE Украина».

При этом прогнозы весьма условны, поскольку неопределенность очень высока. Существуют риски девальвации гривни — если правительство и НБУ будут наполнять госбюджет эмиссионными деньгами или же если частные компании и банки начнут активнее отдавать долги зарубежным кредиторам. «На III квартал приходятся крупные выплаты по внешним долгам компаний и банков», — напоминает Дмитрий Боярчук. А проблемы со сбором налогов в казну увеличиваются: по данным Госказначейства, в июне в общий и специальный фонды госбюджета поступило 11,3 млрд грн — значительно меньше, чем в мае (17,2 млрд грн) и в апреле (18,2 млрд грн). Осенью финансовые трудности НАК «Нафтогаз України» могут спровоцировать новый виток газовой войны с Россией или привести к подорожанию газа и коммунальных услуг, что подстегнет инфляцию. После президентских выборов увеличится риск появления долгов по пенсиям и зарплатам, а это в свою очередь может спровоцировать сокращение потребительского спроса.

По материалам журнала "Контракты"

RedTram Украина