В поисках дна: аналитики и в Украине, и в мире говорят, что видят свет в конце кризисного тоннеля

Теги: курс валют, доллар, гривна, девальвация, инвестиции, финансовый рынок, фондовый рынок, кризис

"Когда кризис достигнет дна, он немного посидит, а потом начнёт копать" - такая острота была популярна ещё с полгода назад. Потом шутки кончились, и все с испугом спрашивали друг у друга: "Это уже дно?" И радовались самым незначительным признакам улучшения.

Особенно бурно эта радость проявилась в конце марта - первой половине апреля.

"Есть признаки того, что сильное падение экономики США замедляется, это говорит о потенциальном первом шаге в восстановлении из наихудшей рецессии за последнее поколение", - заявил глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке.

Доверие к мировой экономике резко улучшилось в апреле, сообщило агентство Bloomberg, ссылаясь на собственный опрос.

Президент Ющенко порадовал высказыванием о "положительной динамике" деловой активности в Украине.

Интенсивность кризисных явлений в промышленности Украины начинает ослабевать, что позволяет предположить приближение индустриального сектора ко дну рецессии, заявил руководитель группы советников главы Национального банка Украины Валерий Литвицкий.

Ничего удивительного в таком преувеличенном оптимизме нет. Ещё лет пять назад в моду вошло словосочетание "экономика ожиданий". Кризис подтвердил его справедливость: если все вкладчики банка N ожидают, что он лопнет, - они бегут снимать деньги со счетов, и он лопается. То же касается курса акций любой компании и даже отрасли промышленности.

Поэтому заявления политиков и экономистов о том, что скоро станет легче, - вполне разумные антикризисные меры. Если, конечно, подобные самосбывающиеся прогнозы хоть чуть-чуть обоснованны.

"Есть стойкие показатели, которые свидетельствуют о постепенном выздоровлении. Мы имеем рост промпроизводства в марте по сравнению с февралём, который мы увидели с оптимизмом - 8,3%”, - поведала на недавнем правительственном заседании Юлия Тимошенко. Но классика экономического анализа велит сравнивать прежде всего март 2009-го с мартом 2008-го. И даже украинский Госкомстат замечает, что рост производства в марте относительно февраля - явление традиционное: в феврале 28 дней, в марте - 31.

Прогнозы по-украински

Украина в глазах зарубежных наблюдателей выглядит эдаким "гадким утёнком" кризиса. Дескать, она и сейчас переживает его хуже других стран, и дальше будет падать быстрее прочих. Goldman Sachs прогнозирует в 2009 году спад экономики Украины на 15%, Всемирный банк - на 9%, Merrill Lynch - на 7,5%, группа ING - на 8,4%. России ING обещает падение 5,5%, Всемирный банк - до 4,5%.

Основания для такого пессимизма относительно Украины действительно есть.

Во-первых, внятных антикризисных шагов украинские власти не предпринимают. То есть на внутренний рынок как на источник развития экономики рассчитывать не приходится. А чем позже начнутся согласованные антикризисные действия, тем хуже. К тому же до сих пор неизвестно, что это будут за действия. Например, станет ли Нацбанк "накачивать" экономику деньгами или наоборот.

Во-вторых, традиционные внешние рынки сбыта украинской продукции сейчас переживают не лучшие времена. С металлом всё плохо - спрос на него в мире упал с сентября 2008 года на 50-60%, Украина снизила производство на 33-38%. С химией - не лучше: после газовой войны украинские минеральные удобрения оказываются неконкурентоспособными по цене. Ведь газ - основное сырьё для их производства - подорожал с $179,5 за 1 тыс. куб. м до примерно $260 (это уже с учётом принятого недавно закона о поддержке производителей удобрений).

В-третьих, падение промышленного производства в Украине за первый квартал в самом деле было рекордным - 30% (в России - 14,3%).

Любопытна в связи с этим версия о том, что украинский кризис - самородный, местный, а мировой его только усугубил. На эту тему, в частности, регулярно высказывается экс-заместитель главы НБУ Сергей Яременко. "Ни наши банки, ни корпоративный сектор не понесли убытков на фондовых рынках и в западных инвестиционных банках, ибо мы не покупали их ценные бумаги. Таким образом, у нас не было потерь, которые привели бы к краху собственной финансовой системы", - заявил он недавно.

Во что верить

Так что, никаких оснований для оптимизма у украинцев нет?

Поискав, кое-что можно найти. Украинский фондовый индекс ПФТС падал с осени. А с конца марта стал расти и дорос уже до январских показателей. Насколько он отражает общее состояние экономики - разговор отдельный. Но, как говорится, мелочь, а приятно.

Курс валюты, напротив, стабилизировался, а потом даже немного пошёл вниз. И это после январского рывка, когда доллар едва не пробил потолок в 10 грн. за доллар. Правда, на официальном сайте НБУ появилось сообщение о том, что бизнес-круги Украины ожидают дальнейшей девальвации гривны к доллару и евро. В апрельском консенсус-прогнозе компании Astrum Investment Management предсказан курс 9,75 грн. за доллар к концу года. Что не обязательно плохо: слабая национальная валюта благоприятствует экспорту.

Наконец, на прошлой неделе глава миссии МВФ в Украине Джейла Пазарбазиолу неожиданно заявила, что в стране не всё так ужасно: украинская экономика выдержала шок мирового кризиса и достаточно быстро к нему приспособилась, чему способствовала определённая коррекция обменного курса. В итоге МВФ пообещал Киеву второй транш в $2,8 млрд.

Приведём по этому поводу и высказывание одного украинского бизнесмена (в сильно отредактированном виде): "Система, как оказалось, имеет колоссальный запас прочности. Я занимаюсь бизнесом с 1989 года. Во всём мире мало кого драли так, как нас в начале 90-х. Но мы выжили. И сейчас выживем. Нам НДС не возмещают при экспорте, но сдирают при импорте. Требуют платить налоги наперёд. Но машины по улицам по-прежнему ездят, электричество в домах есть, магазины работают. Значит, экономика может функционировать автономно от власти".

Внятной теории кризиса нет ни у кого. Даже Великую депрессию разные экономисты объясняют по-разному, хотя для анализа у них было 70 лет. Кстати, строительство дорог и мостов, о котором так много сейчас говорят как о рецепте выхода из кризиса, - из тех лет. С дорожного строительства начинал Франклин Рузвельт. Но вытянули американскую экономику не столько дороги (хотя страна их действительно обрела), сколько военные заказы времён Второй мировой.

А раз нет теории кризиса, то и качественный прогноз невозможен. Все предсказания, которые сейчас делают эксперты, основаны на тех или иных допущениях, за верность которых никто не поручится. Но ничего другого всё равно нет. Остаётся только надежда.

Бен Бернанке, глава Федеральной резервной системы США

"Я по существу оптимист в отношении нашей экономики. Сегодняшние экономические условия сложные, но фундамент сильный"

Доминик Стросс-Кан, глава Международного валютного фонда

"Мировая экономика выйдет из рецессии в первом полугодии 2010 года, но только в том случае, если банки очистятся от плохих активов"

Сергей Игнатьев, председатель ЦБ России

"В ближайшие месяцы возобновится пусть и медленный, но рост экономики. Я не разделяю мнения о неизбежности второй волны кризиса"

Ян Хациус, главный экономист по США Goldman Sachs

"Я вижу первые признаки улучшения. Не в рамках текущего квартала, но в плане перспектив на один-два квартала вперёд"

Валерий Литвицкий, руководитель группы советников главы НБУ

"Мощь кризисной волны в промышленности и строительстве ослабевает, хотя спад всё ещё остаётся беспрецедентно высоким"По материалам Фокус

RedTram Украина