Мысли посреди недели: что случилось с экономикой или как следует измениться взглядам на эту науку, дабы можно было избежать ошибок в будущем?

Евгений Пенцак (189) 20 Августа'09

Теги: Евгений Пенцак, рынок, риск, портфель инвестиций, недвижимость, макроэкономика

В июле 2009 журнал The Economist начал дискуссию о целесообразности изучения экономических дисциплин, в частности, макроэкономики, поскольку-де наука эта не способна делать адекватные прогнозы. Никто не сумел предвидеть последний финансово-экономический кризис, который по масштабам соотносим только с Великой Депрессией, начавшейся в США в 1929 году.

Эта тягостная наука (dismal science - этот эпитет впоследствии был подхвачен известным философом Ницше), экономика, названная так известным историком Томасом Карлайлом (Thomas Carlyle) в 19-м столетии, еще не так давно пророчила миру большое будущее... По сути, такое название было ответом на работу Томаса Мальтуса (Thomas Malthus) об ожидаемом голоде, который ожидает человечество в результате нехватки продовольствия. Экономика могла объяснить все виды человеческой деятельности: начиная с выбора оптимального поведения в случае, если вас остановил сотрудник ДАИ, при проверке компании налоговой, в ходе ведения международных переговоров, оптимальные правила игр наркодельцов, а также - в американский футбол. С этой-то целью Wall Street и рекрутировал молодых и талантливых выпускников лучших американских университетов, дабы в полную силу овладеть современнейшими достижениями как теории игр, так и оценки опционных контрактов.

Иллюстрация с The Economist Джона Беркли (Jon Berkerly)

Экономистам стали доверять больше, чем политикам. Говорят, что кандидат в президенты США Джон МакКейн пошутил, что если бы глава ФРС Алан Гринспен случайно умер, то президент должен был бы поддержать его, одев на него пару тройку солнцезащитных очков. Провалы экономических прогнозов в 1980-х «подмочили» репутацию хваленой экономической науки и посеяли первые зерна скептицизма. Пользовавшиеся популярностью в 80-х науки финансов и экономики заменили на западе инженерные дисциплины. Думаю, украинцы в скорости также сумеют распознать перспективы точных и инженерных наук, и не будут без разбору «пропихивать» талантливых детей на экономические факультеты украинских вузов.

Еще один удар экономическая наука получила от Нобелевского лауреата в экономике Пола Кругмана (Paul Krugman). Он сказал, что последние 30 лет своего развития экономика бала «как минимум театрально бесполезна, и как максимум чрезвычайно вредоносна». Масла в огонь подлил известный американский специалист в области истории экономики Барри Айхенгрин (Barry Eichengreen), который озвучил мысль, о том что будто бы последний кризис тотально подорвал фундамент наших знаний об экономике. Впоследствии журналистами был сделан прямолинейный вывод: раз экономические законы не работают, то работают законы популизма и демагогии. И коль скоро, «невидимой руки рынка» Адама Смита не существует, то на ее месте должен произрасти воинственный политический волюнтаризм. Что касается нас, думаю, нам долго еще придется расплачиваться за экономическую политику теперешнего правительства и НБУ.

Таким образом, макроэкономику и финансовую экономику обвиняют в трех грехах: благодаря именно им и случился финансовый кризис, они не смогли его предвидеть и остановить, они не знают, как из него выйти.

Тогда экономисты и финансисты стали искать главного виновника провала и нашли его – в лице гипотезы эффективности финансового рынка. Выдающиеся экономисты современности трудились над латанием дыр в этой концепции. Даже придумали три формы такой эффективности: слабую, в полсилы и сильную - в зависимости от того, из какого источника получена информация, используемая для принятия решений. Дфозеф Штиглиц (Joseph Stiglitz) и Андрей Шлейфер (Andrey Shleifer), два корифея экономической мысли современности, анализировали иррациональное поведение экономических агентов, которое не согласовывалось с гипотезой эффективности финансового рынка. Их голоса, как и голоса многих других экономистов, не были услышаны, поскольку никому это не было выгодно. В массы необходимо было вбить идею: цены на недвижимость должны постоянно расти, нужно использовать современные финансовые продукты, заточенные именно под рост рынка недвижимости и постоянное увеличение объемов продаж. Главная мысль, вбиваемая маркетологами и продажниками инвесткомпаний и хэджфондов в головы клиентов – никогда не думайте и не сомневайтесь в целесообразности приобретения наших продуктов, вслушивайтесь в вашу интуицию, смотрите в глаза вашему агенту по продажам, а для уменьшения риска вашего инвестпортфеля пользуйтесь специальными «мантрами».

И вправду, а на что нужно полагаться, если фундамент экономических наук развален? Об этом поразмыслим в следующий раз …



Просьба Администрации сайта:
Если Вам понравилась статья, пожалуйста, отправьте линк своим друзьям и партнерам - поддержите развитие аудитории проекта! Спасибо.

Смотри также:

Мысли среди недели:путь к спасению мировой экономики

Последние события на мировых фондовых рынках заставили задуматься, как близко мы стоим к краю мировой экономической пропасти. События 11 марта 2011 года, 4 августа 2011 уверенно указывают на то, что депрессивное десятилетия начала третьего тысячелетия будет иметь еще более депрессивное продолжение. Движется ли мир в хорошем направлении во всех смыслах слова «добрый»? Может долго держаться макияж, если наносить один слой пудры за другим?

Добавить комментарий




RedTram Украина