ПроФОНдация

09 February'09

Tags: investor, IMF

То, что пребывание в украинской столице очередной миссии Международного валютного фонда вряд ли окажется достаточно беззаботным и приятным времяпровождением, было понятно еще до приезда миссионеров. Принятый украинскими властями бюджет на нынешний год даже по формальным критериям не соответствует одному из ключевых обязательств, взятых ими осенью прошлого года, — бездефицитности. Но это обстоятельство, как и потенциальная угроза «развода» с МВФ, не смутили наше доблестное правительство. Выступая 5 февраля в парламенте, премьер-министр Юлия Тимошенко заявила, что считает разумными и выполнимыми как ключевые параметры бюджета, так и заложенные в нем макропрогнозы.

Очевидный вывод — правительство не намерено (как минимум, пока) пересматривать ни сам бюджет, ни его запланированный дефицит, уровень которого глава исполнительной власти назвала «абсолютно цивилизованным».

В довершение всего Юлия Владимировна пообещала где-то найти (причем вроде бы не в Нацбанке) более 20 млрд. грн. для наполнения стабилизационного фонда. Планы по использованию этих денег уже построены. Причем грандиозные.

Украина и МВФ

Прибывшая еще 20 января в Украину миссия МВФ первоначально планировала пробыть в Киеве 10—14 дней и закончить свою работу максимум 4 февраля. Главными целями визита были анализ выполнения Украиной условий кредитного соглашения stand by, а также обсуждение возможности пересмотра его условий. Однако ни 4-го, ни даже 5-го числа главе миссии Джейле Пазарбашиоглу покинуть Печерские холмы не удалось…

Ключевой проблемой во взаимоотношениях Украины и ее кредитора, как известно, является то обстоятельство, что уже после получения первого транша в размере 4,5 млрд. долл. Киев утвердил главную смету страны с дефицитом около 3% ВВП. А ведь не далее как в октябре прошлого года главы государства, правительства, Нацбанка и Минфина дружно подписались под обязательством относительно того, что баланс государственных доходов и расходов будет нулевым. Серьезно расходятся с заложенными в украинском бюджете, причем в худшую сторону, и МВФовские оценки перспектив нашей экономики.

Работу миссии серьезно осложнило уже хотя бы то, что из четырех украинских подписантов утвержденного советом директоров МВФ меморандума на своих рабочих местах сейчас отсутствует ровно половина. Глава НБУ Владимир Стельмах официально находится в отпуске, министр финансов Виктор Пинзеник — на больничном. В довершение всего, в ходе поочередного общения с представителями различных ветвей украинской власти миссионерам фонда приходилось выслушивать достаточно разные, порой противоположные суждения. В том числе и в отношении того, какими должны быть основные акценты в фискальной политике Украины.

Отсутствие четкой и скоординированной позиции отдельных ветвей власти с украинской стороны и стало главной проблемой для визитеров из Вашингтона. Они так и не смогли уяснить, есть ли в Украине центр принятия решений и с кем надо вести переговоры в первую очередь.

Видимо, потеряв надежду самостоятельно выбраться из «болтологической» бездны треугольника Грушевского—Банковая—Институтская, г-жа Пазарбашиоглу была вынуждена вызывать на подмогу одного из высших функционеров МВФ — главу Европейского департамента Марека Белку, сменившего на этом посту отправленного на пенсию Майкла Деплера.

Высокий МВФовский чин за два дня повстречался со всеми высшими украинскими должностными лицами: президентом, премьер-министром и спикером парламента. Однако и ему значительную часть времени пришлось посвятить выслушиванию взаимных междоусобных обвинений украинских чиновников.

В ходе встречи с президентом Ющенко г-н Белка попытался возмутиться: мол, не совсем это обычная практика, когда в миссию МВФ, работающую в конкретной стране, прибывает директор департамента фонда. И это необходимо воспринимать как очевидный признак того, что в фонде «обеспокоены серьезными проблемами в украинской экономике».

Но более жестких заявлений от главы Европейского департамента МВФ не прозвучало. В четверг он тихо отбыл в Вашингтон, а г-же Пазарбашиоглу пришлось остаться в Киеве для поиска возможных путей достижения компромисса с украинской стороной.

Возможен ли такой компромисс? Один из участников консультаций, глава совета НБУ Петр Порошенко, считает, что вполне.

«Меморандум — это не священная корова, — объясняет он свою точку зрения. — Возможность пересмотра договоренностей как раз и была одной из целей нынешнего визита миссии МВФ. Очевидно, что с октября прошлого года, когда оговаривались условия меморандума, значительно ухудшилась ситуация не только в Украине, но и у ее соседей по Центральной и Восточной Европе, как, впрочем, и во всей мировой экономике. Возникли новые вызовы. И найти на них адекватные ответы в ранее оговоренных рамках практически невозможно. Думаю, что это понимают и представители МВФ».

Готовность к поиску компромиссов со стороны Вашингтона объясняется еще и тем, что и в самом фонде крайне не заинтересованы в разрыве отношений с Украиной, с которой МВФ заключил пока крупнейшее за последние месяцы кредитное соглашение. Во-первых, это стало бы крайне болезненным ударом по и так достаточно шаткой репутации этого учреждения, которое сейчас вынуждено доказывать полезность своего существования. Кроме того, от разрешения «украинского вопроса» могут зависеть и личные амбиции нынешнего главы Европейского департамента МВФ.

К непосредственному выполнению своих нынешних обязанностей экс-премьер-министр Польши официально приступил только три месяца назад — 1 ноября 2008 года, т.е. буквально накануне утверждения советом директоров фонда соглашения с Украиной (5 ноября). Однако вопрос о его назначении был решен еще летом. Поэтому, как утверждают некоторые источники, г-н Белка успел, на свою голову, немало посодействовать подписанию фондом кредитного соглашения с Украиной.

Во-вторых, дальнейшее обострение ситуации в Украине и ее полномасштабный дефолт по внешним обязательствам может спровоцировать эффект домино во всем регионе Центральной и Восточной Европы, больно ударив по интересам многих крупнейших европейских банков. Поэтому МВФ будет пытаться сделать все возможное, чтобы не допустить обострения подобной угрозы.

Но и просто закрыть глаза на невыполнение украинской стороной условий соглашения, не получив по этому поводу хотя бы достаточно веских объяснений и обоснований, функционеры МВФ тоже не могут. Ведь подобные поблажки могут быть «неправильно» истолкованы другими странами — подопечными фонда.

К моменту подготовки этого материала в печать никаких официальных публичных заявлений о результатах работы со стороны миссии МВФ еще не последовало. Вероятнее всего, фонд пока ограничится какими-то дежурными заявлениями о необходимости продолжить консультации, а о принятии каких-либо решений (причем тоже промежуточных) мы услышим уже на следующей неделе. Наиболее вероятный сценарий — отсрочка для Киева (авось, одумаются) с одновременной отсрочкой выделения очередного запланированного транша.

Правительство и бюджет

А что же украинская бюджетная политика? Как оказалось, правительство вовсе не намерено не то что пересматривать и переделывать нынешний вариант бюджета, как того требуют его главные оппоненты, но даже просто корректировать.

Идею очередного призыва правительства к ответу в зал Верховной Рады подбросил не иначе как кто-то из тайных воздыхателей или подпольных сторонников Юлии Тимошенко в окружении первых лиц Партии регионов. Иначе как объяснить то, что регионалы, не проделав должной «подготовительной работы» по привлечению необходимых для отставки голосов, подарили премьеру не только замечательную возможность в очередной раз проявить свои несомненные ораторские таланты с парламентской трибуны, но и в силу важности рассматриваемого вопроса обеспечили ей обширную и внимательную аудиторию?

Одной из победоносных реляций, торжественно заявленных главой исполнительной власти с трибуны парламента, стало обещание «на базе переговоров с другими государствами» уже до марта наполнить стабфонд более 21 млрд. грн.

Несмотря на уже укоренившуюся привычку премьер-министра «несколько опережать события», анонсируя еще на заключенные сделки, здесь самое время проникнуться торжественностью момента и начать дружно аплодировать у экранов телевизоров, если бы не несколько «но».

Заявленный объект наполнения — стабфонд — не меняет источника поступления денег. Это будут вовсе не налоговые отчисления, т.е. работа украинской экономики, а внешние займы. По данным «ЗН», переговоры ведутся сразу с несколькими странами. Правда, непонятно, на чем основан оптимизм премьер-министра, если, судя по отзывам наблюдателей, квалификация и уровень переговорщиков не позволяют быть уверенным в успехе.

В частности, переговоры о предоставлении пятимиллиардного (в долларах) кредита с Кремлем, факт ведения которых был «разоблачен» «доброжелателями» украинского премьера, находятся пока только на предварительном, техническом этапе. С украинской стороны в них принимали участие замминистра финансов Анатолий Мярковский, а также не слишком высокопоставленные представители украинских МИДа и Национального банка.

Примечательно, что о факте ведения таких переговоров находящийся в Феофании министр финансов Виктор Пинзеник узнал от «ЗН». Которое обратилось к нему, пытаясь разузнать некоторые подробности.

Предварительные финансовые условия возможного займа пока держатся в секрете, поскольку они не утверждены сторонами. Для окончательного их согласования уже через неделю должен состояться второй раунд переговоров в Москве.

Зато (уже после того, как номер ушел в печать) «ЗН» стали известны некоторые другие, весьма любопытные, на наш взгляд, подробности. Как сообщил «ЗН» источник в украинской делегации, в ходе состоявшейся в пятницу встречи с министром финансов РФ Кудриным был выдвинут целый ряд дополнительных условий. В частности, российская сторона ожидает от украинской:

— ратификации соглашения о так называемом «нулевом варианте» (так называется договор о разделе имущества бывшего СССР, по которому Россия берет на себя все долги Союза, но другие бывшие республики отказываются от своих претензий на любое имущество СССР);

— решения Украиной вопросов собственности бывшего СССР за границей;

— решения спорных вопросов с российской собственностью в Украине;

— признание Украиной в качестве госдолга долгов украинских предприятий перед Внешэкономбанком СССР.

Но даже в случае успешного завершения переговоров пришедшая в страну валюта — еще до того, как будет потрачена, — будет зачислена в пассивы страны в виде увеличения внешнего госдолга. И хотя поступление этой валюты может поспособствовать не только стабилизации, но даже укреплению валютного курса, выпущенные в обмен на нее гривни все равно будут означать не что иное, как беспроцентную эмиссию для покрытия бюджетного дефицита.

Конечно, это лучше, чем банальное включение денежно-печатного станка, но заемные деньги будут нести в себе очевидные инфляционные риски. Да, стимулирование внутреннего спроса на продукцию металлургической и машиностроительной отраслей, а также услуг строителей, активизация инвестиций в энергосбережение может подстегнуть деловую активность на внутреннем украинском рынке, благодаря росту которой поступающие в оборот гривни встретят адекватное предложение. Поэтому крайне важно, как эти деньги будут потрачены.

По заверению премьера, средства будут направлены «исключительно на расходы развития». Кабмин, как сообщила его глава, «определил всего четыре фундаментальных приоритета, которые, мы считаем, могут поднять сегодня на совсем другой уровень развития нашу страну».

Первым из них, по словам Юлии Тимошенко, является аграрный комплекс, «который может дать чрезвычайно высокие валютные доходы стране», а предпринимаемые правительством меры должны привести к тому, что «урожай, если погода не подведет, будет не менее впечатляющим, чем в прошлом году».

Вторым приоритетом названа строительная отрасль, поскольку «одно рабочее место в строительстве рождает шесть-семь в других отраслях».

Третий приоритет — экономия энергии, в частности замещение потребления газа, а четвертый — машиностроение, в том числе такие его направления, как авиа- и судостроение.

Ну что ж, наконец-то хоть кто-то ограничил список приоритетных направлений государственных расходов, извечная несметность которых так долго не давала сделать тот самый прорыв, о котором так давно мечтает общество. Впрочем, если потрудиться прочесть озвученный Юлией Тимошенко перечень планируемых статей расходов стабфонда, то внушительные, на первый взгляд, «свыше 21 миллиарда» уже не покажутся значимой суммой.

Здесь и «удешевление кредитов для аграрного сектора», и «почти 5 млрд. расходов на угольное производство», и «полное финансирование подготовки к Евро-2012 со всеми инфраструктурными проектами», и «расходы на закупку и модернизацию вооружения для армии, военной и специальной техники» в размере 2,8 млрд. гривен…

800 миллионов из стабилизационного фонда правительство направит на ипотечное кредитование и на увеличение уставных капиталов Укрэксимбанка и Ощадбанка… В ходе ежепятничных совещаний со строителями «формируются достаточно весомые финансовые ресурсы для ипотечного кредитования незавершенного строительства»… Полмиллиарда гривен запланировано выделить на модернизацию ЖКХ, полтора — на реализацию инвестиционных проектов социально-экономического развития регионов… Еще 900 млн. пойдут на финансирование на предприятиях авиастроения, ВПК и других отраслей… «И кроме того, — подчеркнула премьер, — много специальных программ».

Проекты и инвесторы

Как сообщила в недавнем интервью для «ЗН» глава исполнительной власти, для каждого министерства уже утверждены «сотни инфраструктурных проектов — строительство дорог, электростанций, линий электропередач, газо- и нефтепроводов, нефтеперерабатывающих заводов, новых мощностей в аэро- и морских портах». Для их финансирования правительство надеется привлечь инвестиционные деньги под государственные гарантии, для предоставления которых в бюджете заложена хоть и виртуальная, но весьма внушительная сумма — 37 млрд. грн.

Объекты, как тогда заявила премьер, уже определены, и даже «существует список ведущих в соответствующих сферах мировых компаний, заинтересованных вкладывать деньги в Украину на таких условиях».

Что же касается «компаний, заинтересованных вкладывать деньги в Украину», то если их список уже существует, то, как минимум странно, что ни одна из них до сих пор не огласила публично своих намерений. Тем более, что, как признался в интервью для «ЗН» глава МФК Ларс Танелл, реализация многих интересных и даже уже начатых инфраструктурных проектов в мире как раз сталкивается с проблемой отсутствия коммерческих структур, готовых принять участие в проекте и помочь с финансированием.

Впрочем, выступая в парламенте, Юлия Тимошенко называла уже несколько иные источники финансирования: ЕБРР, Всемирный банк, наши национальные Ощадбанк и Укрэксимбанк…

Слушая планы украинского премьера, сложно не проникнуться ощущением, как мелко мыслил Архимед с его готовностью сдвинуть землю при наличии точки опоры. Эх, была б у Юлии Владимировны хоть одна десятая американских бюджетно-эмиссионных возможностей — и эта несчастная планета точно бы уже крутилась вокруг совсем другой оси! Но денег, по крайней мере, лишних, в украинском бюджете пока точно нет. Да и прозрачность отбора упомянутых инвестиционных проектов оставляет желать много лучшего.

Поэтому «ЗН» уже направило в государственные ведомства целую серию запросов с просьбой сделать перечни готовящихся там проектов доступными для общественности. Которая, как мы считаем, имеет полное и неоспоримое право знать, на какие цели и как будут тратиться деньги государства. Пока нами получены ответы только от трех ведомств, на их основании рано делать далеко идущие выводы. Но смутные сомнения, увы, уже появляются. Как бы «расходы развития» в очередной раз не обернулись мега-прожектами чиновников, за обогащение которых обществу придется расплачиваться мега-инфляцией.

По материалам Зеркало Недели

Top

Add a comment




RedTram Ukraine