Дефолтотоксикоз

(2) 02 February'09

Tags: NBU, investment, default

Несмотря на всю свою абсурдность и тупиковость, противостояние между ключевыми центрами политического и экономического влияния в Украине все дальше выходит за пределы разумного. Финансовая система демонстрирует чудеса непотопляемости и каким-то чудом еще держится. А чиновники тем временем продолжают строить грандиозные инвестиционные планы...

Хотелось бы верить, что украинской финансовой системе больше не придется проходить столь мощных стресс-тестов, как выпавший на ее долю за последние семь дней. Токсинами слова «дефолт» не просто напиталось, ими жило и дышало всю последнюю неделю украинское медиа-пространство. Несмотря на всю свою абсурдность и тупиковость, противостояние между ключевыми центрами политического и экономического влияния в Украине все дальше выходит за пределы разумного. Финансовая система демонстрирует чудеса непотопляемости и каким-то чудом еще держится. А чиновники тем временем продолжают строить грандиозные инвестиционные планы...

Главное — маневры?

Инициируя внеочередные парламентские слушания с очередной атакой на позиции Национального банка, фракция имени украинского премьер-министра вряд ли реально рассчитывала достичь заявленной цели — смены руководства НБУ. Очевидно, это был как раз тот случай, когда сопутствующие маневры важнее. Иначе как объяснить очевидную слабость организационно-правовой подготовки предпринятого наступления?

Даже сам перечень вынесенных на рассмотрение вопросов — отстранение от занимаемой должности председателя правления НБУ Владимира Стельмаха и назначение нового исполняющего обязанности главы Нацбанка — не относится к конституционным полномочиям Верховной Рады, являясь прерогативой главы государства. О чем уже в самом начале заседания заявил первый вице-спикер Александр Лавринович.

Это, видимо, хорошо понимали и сами бютовцы. Поэтому избранный ими способ внесения постановлений — с голоса, без предварительного рассмотрения на согласительном совете — был рассчитан, скорее всего, лишь на информационно-пропагандистские дивиденды.

Предложение же отменить свои же решения четырехлетней давности о назначении Стельмаха на должность главы НБУ и увольнении с этой должности Сергея Тигипко были лишь эффектным новостным поводом. Да еще попыткой усилить психологическое давление на главу государства. Поэтому если первое из вышеупомянутых постановлений (об отмене назначения Владимира Стельмаха) еще нашло поддержку большинства в сессионном зале (227 голосов), то второе (о восстановлении Сергея Тигипко) уже не сумело получить «проходной» балл (183 голоса).

Очевидно, что этот результат и близко не дотягивает до того уверенного конституционного рейтинга, который 26 декабря и 15 января имело предложение потребовать от президента Ющенко немедленно внести представление об увольнении нынешнего председателя и предложить другую кандидатуру на пост главы НБУ.

Видимо, воодушевившись этим фактом, глава государства немедленно заявил о намерении оспорить это решение парламента в Консти­туционном суде. А в четверг пресс-служба президента сообщила о подаче соответствующего представления. КСУ, напомним, уже принял к рассмотрению другое президентское обращение — о конституционности ст. 86 бюджетного закона, обязывающей НБУ согласовывать порядок и ставку рефинансирования банков с правительством.

На нынешней неделе эта норма, аналогов которой, как утверждают банкиры, нет практически нигде в мире, спровоцировала нешуточный скандал. Ее введение привело к фактическому блокированию системы рефинансирования банков, которая является на сегодняшний день единственным внешним источником поддержания их платежеспособности.

«Лише йому, йому одному»

Мотивируя тем, что Кабмин не согласовал проект порядка рефинансирования, направленный в его адрес, по словам и.о. главы НБУ Анатолия Шаповалова, еще 6 января, банковский регулятор практически полностью прекратил операции по поддержанию краткосрочной ликвидности своих подопечных. В соответствующем разделе веб-сайта Нацбанка в графах «объемы предоставленных средств через постоянно действующую линию рефинансирования (овернайт)», а также «путем проведения тендера по поддержанию ликвидности банков» — круглые нули.

Чтобы понимать, насколько важны сейчас нацбанковские ресурсы для поддержания платежеспособности финучреждений, отметим, что в декабре, например, общий объем рефинансирования, предоставленного Нацбанком в рамках так называемых стандартных процедур (овернайт плюс тендер), превысил 36 млрд. грн., а в ноябре — 40 млрд. грн.

В этом месяце, по 30-е число включительно, не было выдано ни копейки, тогда как долгосрочное рефинансирование по загадочной графе «інші» продолжает периодически выдаваться (правда, со ссылкой, что соответствующие решения были приняты еще в прошлом году, т.е. до момента начала действия
ст. 86 бюджетного закона). Общий объем средств, выданных на срок до одного года, уже достиг
1,4 млрд. грн. Причем Нацбанк перестал даже указывать ставку, по которой они выдавались.

Примечательно, что наличие запрета, «вынудившего» Нацбанк оставить на голодном пайке практически всю банковскую систему, не помешало его правлению 20 января принять решение о выделении очередных 3 млрд. грн. банку «Надра». И это несмотря на множество вопросов относительно целевого использования ранее предоставленных более 7 млрд. грн.

Нацбанк, напомним, так и не удосужился ввести временную администрацию в крупнейшем среди негосударственных финучреждений реципиенте собственного рефинансирования, ограничившись назначением туда куратора. Тем временем между Нацбанком и банком «Надра» не согласован график погашения кредитов, которые уже были предоставлены. Не выполнены обязательства, указанные в гарантийных письмах банка, относительно передачи в обеспечение его акций. Не предоставлены соответст­вующие документы о финансовом состоянии компании-поручителя — группы «ДФ Лимитед» (принадлежит Дмитрию Фирташу).

По результатам рассмотрения проекта договора залога имущественных прав установлено, что в обеспечение предлагаются имущественные права должников банка — физических лиц на общую сумму 5,6 млрд. грн. Обеспечение, которое предлагается банком, «не соответст­вует «требованиям любого из дейст­вующих механизмов поддерж­ки ликвидности банков».

Все эти факты с парламентской трибуны озвучил председатель Временной следственной комиссии ВР по вопросам проверки деятельности НБУ в период финансового кризиса Юрий Полунеев, ссылаясь (правда, неофициально) на материалы специальной комиссии, которая была создана в стенах самого Нацбанка перед предоставлением трехмиллиардного транша.

«ЗН», кстати, еще в начале декабря обратилось к руководству «Надра Банка» с предложением обстоятельно ответить на все возникающие вокруг ситуации в нем вопросы. Ни слуху ни духу…

Еще в начале декабря мы отправляли и официальный запрос с просьбой предоставить информацию об общих объемах и количестве банков, получивших его ресурсы, а также о причинах сверхнормативного финансирования отдельных финансовых учреждений.

Полученный нами затем «обстоятельный ответ» являлся просто образцом бюрократической отписки — в нескольких абзацах пространного текста не содержалось ни грамма полезной информации.

По данным источников «ЗН» в НБУ, основанием для предоставления банку «Надра» очередного транша рефинансирования стал так называемый платежный календарь — график выполнения учреждением его платежных обязательств. Одним из основных выставляемых к банку требований стали 138 млн. долл. по его внешним долговым обязательствам (в обращении находятся еврооблигации банка на общую сумму 225 млн. долл. и синдицированный кредит на сумму 55 млн. долл.), предъявленные к досрочному погашению в рамках кросс-дефолта (неисполнения заемщиком обязательств перед другими кредиторами).

— Примечательно, что незадолго до принятия решения о предоставлении рефинансирования НБУ заметно оживились торги обязательствами банка «Надра» на внешних рынках. Это даже вызвало некоторый рост их котировок. Если ранее эти бумаги практически не торговались и котировались достаточно редко, причем с дисконтом до 80—85% от номинала, то затем их стоимость заметно выросла — до 30% от номинала и выше, — рассказывает компетентный источник «ЗН». — Очевидно, что какие-то структуры организовали скупку внешних обязательств банка. Цель очевидна: потратив около 20—30 млн. долл. на выкуп обязательств, на которые можно потом получить почти 140 млн., вы «на ровном месте» получаете спекулятивную прибыль в 110—120 млн. долл.!

Но в то же время очевидно, что решиться на столь рискованную операцию могли лица, располагающие инсайдерской информацией о том, что банк должен получить очередную, трехмиллиардную, порцию рефинансирования. А это могли быть либо структуры, близкие к руководству НБУ, либо собственники банка «Надра». После предоставления гривневого рефинансирования покупка валюты для выполнения внешних обязательств не вызывает проблем — подобные заявки рассматриваются как приоритетные.

Тем временем на межбанковском рынке внутри Украины, начавшем задыхаться от дефицита ликвидности, снова резко подорожали гривневые ресурсы. По данным Нацбанка, средневзвешенный уровень ставок по кредитам овернайт 29 января подскочил до 43% годовых (еще неделей ранее он был ровно вдвое ниже — на уровне 20—22%). Это означает, что многие финансовые учреждения не могли привлечь ресурсы и под 100% годовых.

По одежке?

В четверг, 29 января, Кабмин наконец-то утвердил совместное с Нацбанком постановление, определяющее долгожданный порядок рефинансирования банков, причем требование о согласовании не касается краткосрочных (до 14 дней) кредитов.

Первый вице-премьер министр Александр Турчинов назначен уполномоченным правительства по вопросам согласования с НБУ рефинансирования банков. Отныне он будет принимать участие в заседаниях правления Нацбанка, имея право приостанавливать выполнение соответствующей операции.

«Это полный абсурд, нигде такого нет, это прямое нарушение Конституции относительно самостоятельности Национального банка... Правительство лезет абсолютно не на свою территорию», — такое эмоциональное заявление по этому поводу сделал первый заместитель главы СП Александр Шлапак. Он также уверен, что президент Ющенко обязательно докажет всю абсурдность соответствующей нормы в Конституционном суде. Другое дело, что при этом никто в СП не обещал обеспечить прозрачную процедуру действий НБУ в сфере рефинансирования коммерческих банков…

Но если ст. 86 удостоилась рассмотрения КС, то другое намного более взрывоопасное, на наш взгляд, новшество бюджетного закона не привлекает достаточного внимания.

Речь идет о статье 84, обязавшей Нацбанк выкупать гособлигации по их номинальной стоимости на протяжении трех банковских дней с момента поступления от банков такого предложения о выкупе.

Причем уже следующая статья бюджета (85-я) гласит, что в случае недополучения доходов общего фонда госбюджета для обеспечения защищенных статей расходов Кабмин имеет право осуществлять заимствования свыше установленных объемов (которые по общему фонду и так составляют весьма и весьма внушительные 80 млрд. грн.).

Пока дефолта не будет

Одним из ярчайших примеров чиновничьей «нерасторопности» стала история с миллиардным кредитом «Укравтодора», который, если, разумеется, верить утверждению премьер-министра Юлии Тимошенко, едва ли не стал причиной для объявления дефолта по государственным долговым обязательствам.

Напомним, что в эксклюзивном интервью для «ЗН» глава исполнительной власти заявила, что в президентском окружении рассматривается идея продлить пребывание Виктора Ющенко на посту президента, доведя страну до дефолта и введя после этого чрезвычайное положение.

При этом г-жа Тимошенко уличила экс-министра финансов Игоря Митюкова, возглавляющего сейчас украинское представительство корпорации Morgan Stanley, в том, что он «в поте лица вместе с президентом страны — своим давним другом — работает над тем, чтобы преждевременно затребовать у Украины возврат кредита в миллиард долларов и организовать кросс-дефолт».

Насколько серьезную почву имели под собой подобные обвинения? Действительно, еще в первой половине ноября Morgan Stanley потребовал досрочно погасить десятилетний кредит на общую сумму 930 млн. долл., предоставленный этим американским инвестиционным банком под государственные гарантии «Укравтодору» для строительства дорог.

Поводом для этого стало произошедшее в прошлом году двукратное снижение кредитного рейтинга Украины, которое было оговорено как одно из возможных оснований для досрочного возвращения кредита.

«ЗН» уже направило в «Укравтодор» официальный запрос с просьбой рассказать, на какие цели и насколько эффективно были потрачены эти средства, которые, по словам премьера, «успешно «распилили» через множественные теневые схемы».

Но о возврате какого миллиарда идет речь, если вспомнить, что половину кредита Morgan Stanley в конце ноября уступил швейцарскому Credit Suisse? Который, как заявил тогда глава «Укравтодора» Вадим Гуржос, в отличие от Morgan Stanley не требовал немедленного погашения займа. Причем кредит был переоформлен на первоначальных условиях — на десять лет под LIBOR+2,57%.

Неужели Credit Suisse мог так быстро передумать? Ну что же, как утверждают люди сведущие, перед многими «птенцами из гнезда Вадима Гетьмана», к которым относят и Митюкова, и Ющенко, действительно уж слишком гостеприимно открываются двери не только американских, но и швейцарских банков… Или премьер все-таки что-то перепутала, ровно в два раза завысив масштабы проблемы, чтобы придать дополнительный вес своим обвинениям?

Тот факт, что речь таки действительно шла о сумме «около миллиарда долларов», косвенно подтверждает опубликованный на прошлой неделе Нацбанком аналитический отчет «Действия Национального банка Украины в период обострения мирового финансового кризиса». В документе содержится ссылка, что объем чистых международных резервов НБУ на 1 января 2009 года составлял 27,8 млрд. долл., на 1,1 млрд. превышая установленный меморандумом с МВФ критерий эффективности (26,7 млрд. долл.).

Обусловлено это было, как свидетельствует одна из ссылок, «неопределенностью относительно выполнения со стороны правительства государственной гарантии по обязательствам «Укравтодора» (около 1 млрд. долл.)».

За «Укравтодором» же в прошлогоднем бюджете числилась госгарантия на сумму всего 800 млн. грн., которая по курсу конца прошлого года составляла лишь около 100 млн. в долларовом эквиваленте...

«ЗН» удалось дозвониться до находившегося в швейцарском Давосе Игоря Митюкова, однако тот, сославшись на не завершившиеся на тот момент переговоры, отказался от комментариев по поводу премьерских заявлений.

Вадим Гуржос, ссылаясь на похожие причины, тоже отказался давать какие-либо оценки словам Юлии Тимошенко. Но заявил, что «считает последний случай ярким подтверждением того, что работой по привлечению и обслуживанию внешних долгов госкомпаний должны заниматься специальные структуры, в которых работали бы высококвалифицированные специалисты, в то время как подобная практика абсолютно не соответствует функциональному назначению «Укравтодора».

Вечером 27 января пришла благая весть — долг перед Morgan Stanley удалось рефинансировать у того же Credit Suisse. Правда, теперь уже на значительно худших условиях — прибавка к LIBOR увеличилась более чем в три раза — до 8% годовых.

Так что угроза дефолта по этой статье вроде бы миновала. Но как быть с другими долгами того же «Укравтодора», которые, как в свое время упомянул г-н Гуржос, составляют несколько миллиардов долларов? Как при нынешней бюджетодефицитности будут обслуживаться займы других госструктур? В частности, того же «Нафтогаза», за которым на фоне плачевного финансового состояния числится более 2 млрд. долл. внешнего долга?

И стоит ли, действительно, расширять практику привлечения кредитов под госгарантии, если еще с прошлого века в числе должников по этой статье числятся «легендарные» Ассоциация «Земля и люди» (долг в размере 55 млн. долл.), концерн «Украгротехсервис» (100 млн. долл. и 229 млн. евро), ОАО «Ориана» (170 млн. евро), ОАО «Макеевский металлургический комбинат» (133 млн. долл.) и еще более чем шесть десятков должников.

И если уж столь незначительная, казалось бы, сумма в один миллиард долларов едва ли не стала поводом для объявления дефолта всего государства Украина, то кто даст гарантии, что в будущем наши чиновники окажутся более расторопными в подобных вопросах.

Top

Add a comment




RedTram Ukraine