Поле битвы - экономика

(1) 28 March'11

Tags: crysis

Экономический крах 2008 года стал результатом спланированной атаки на американскую экономику. К ней причастны внешние силы, скоординировавшие злоумышленные террористические действия. Американская финансовая система остается уязвимой для новых актов "финансового терроризма", которые могут обрушить доллар.

К таким сенсационным выводам пришел известный американский финансовый аналитик Кевин Фримен, готовя по заказу Пентагона конфиденциальный доклад "Экономическая война: угрозы и мероприятия в ответ". Доклад был передан заказчику, военному ведомству США, еще в 2009 году, но в прессу попал лишь несколько недель назад. Это случилось после того как Пентагон предоставил доклад Комиссии по расследованию финансового кризиса. Таким образом, в широкий обиход попало относительно новое понятие - финансовый терроризм.

Расследуя причины глубокого системного кризиса, который охватил США и весь мир и которому до сих пор не видно конца-края, комиссия рассматривала сугубо экономические факторы: высокие риски ипотечного кредитования, недостаточное регулирование и контроль со стороны федеральных финансовых институтов. Но в докладе утверждается: существуют достаточные основания полагать, что экономические трудности 2008 года были сознательно приумножены внешними силами. Мол, внутренние экономические факторы привели бы к "нормальному спаду", но не поставили бы "на грань краха" глобальную экономическую систему, как это случилось. Кто же эти загадочные "финансовые террористы", которые якобы навлекли всемирную экономическую беду?

Набор подозреваемых в докладе достаточно стандартен для аналитических документов Пентагона, в которых идет речь об угрозах терроризма всех форм и видов: государства Ближнего Востока, исламские террористы, враждебно настроенные китайские военные, правительства и организованные преступные группировки в России, Венесуэле и Иране.

В интервью британской "Таймс" Фримен заявил, что его доклад предоставляет достаточно доказательств для начала дальнейшего судебного расследования. "Новое поле битвы - экономика, - предупреждает аналитик. - Мы ежегодно тратим сотни миллиардов долларов на системы вооружений. Но относительно небольшая сумма денег, сфокусированная против наших финансовых рынков с помощью ссудных деривативов, или кибер-атаки могут привести к триллионным убыткам. И виновных могут так и не найти".

Как говорят, дешево и сердито. "Это все равно, что резец для стекла в салоне самолета", - сравнил Кевин Фримен. По его оценкам, атака финансовых террористов может стоить мировой экономике $50 трлн.

Был ли "террорист-очкарик"?

Другие эксперты достаточно единодушно раскритиковали конспирологическую теорию Кевина Фримена. Пол Бракен, профессор Йельского университета, который исследует экономические войны, заявил в комментарии американской "Вашингтон таймс", что не видит "никаких убедительных доказательств того, что внешние силы вступили в заговор, чтобы спровоцировать кризис 2008 года". Обозреватель Minyanville Кевин Депью иронизирует: тот, кто слишком похож на "медведя", тот, по Фримену, финансовый террорист. А наихудшие террористы - те, кто требует возвращения триллионных долгов, в которые умудрилось влезть государство США.

Редактор популярного американского сайта консервативной ориентации Hot Air Эд Моррисси не видит у подозреваемых Фрименом "заговорщиков-террористов" ни возможностей, ни желания обвалить финансовую систему США. Китай не стал бы рисковать обвалом собственной экономики. В России слишком много проблем в своем хозяйстве и недостаточно ресурсов. Исламские страны не в состоянии сплотиться.

Но если теорию Кевина Фримена эксперты не воспринимают, то к самой идее финансового терроризма относятся очень внимательно. Профессор Поль Бракен, несмотря на свой скептицизм относительно конкретного доклада Фримена, признает важность и необходимость исследования проблемы финансовых войн, к которому только приступило правительство США. А Эд Моррисси отметил, что доклад Фримена полезен тем, что очерчивает потенциально уязвимые места в американской финансовой системе, ведь теоретически тот же Китай вполне способен реализовать описанный аналитиком сценарий.

События 2008 года в Америке и раньше, до Фримена, называли "финансовым терроризмом", правда, не упоминая о таинственных "внешних врагах". Боб Барнетт, американский писатель, пишущий об этических аспектах социально-политических процессов, провел "впечатляющие параллели" между финансовым крахом Уолл-стрит и жутким терактом против " башен-близнецов" в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. В обоих случаях действовали небольшие группы фанатиков, интересы которых были противоположны интересам США. В 2001 году - исламские террористы, которые руководствовались идеями исламского радикализма, в 2008-м - кучка финансовых спекулянтов с Уолл-стрит, которые руководствовались собственной жадностью и поэтому фанатически шли на рискованные инвестиции ради неправдоподобно высоких бонусов.

Скандальный аналитик Макс Кайзер (ведущий финансовых ток-шоу на Би-би-си, Al Jazeera, Russia Today и других всемирных телесетях, бывший брокер Уолл-стрит) в интервью афинской газете Proto Thema заявил, что именно как "финансовый терроризм" можно охарактеризовать деятельность МВФ и Уолл-стрит в Греции. "Если кто-то сжигает ваш дом, чтобы продать вам уголь, вы считаете это логичным?" - спрашивает Кайзер греческого журналиста. Уолл-стрит, говорит он, с помощью инвестиционных фондов, в частности Goldman Sachs, атакует рынок облигаций Греции, греческая экономика рушится. И страна вынуждена обратиться с просьбой о помощи к МВФ. Банкиры Уолл-стрит очень тесно сотрудничают с МВФ. Это финансовая мафия, утверждает Макс Кайзер.

А в конце 2010 года министр общественных работ Испании Хосе Бланко обвинил в финансовом терроризме... иностранную прессу. Дескать, своими передовицами, в которых утверждалось, что испанская экономика представляет большую угрозу для евро, чем Греция, злокозненные "англосаксонские газеты" подорвали финансовую репутацию Испании. По поводу этого испанские спецслужбы даже начали расследование.

И более ранние примеры конспирологических подозрений относительно "финансового терроризма" (хотя тогда его так не называли) не единичны: в российском дефолте 1998 года усматривали "руку Сороса", а американскую военную кампанию против Югославии 1999 года считали направленной на обвал евро.

Qui prodest?

И здесь возникает вопрос: кому же выгодно само возникновение идеи "финансового терроризма"? Безусловно, спецслужбам и силовым структурам, демонстрирующим свою необходимость и "выбивающим" дополнительные средства на свое содержание. У политиков, которые "профессионально" занимаются национальной безопасностью, есть простор для риторики. Некоторым финансовым корпорациям, которые могут получить дополнительные привилегии (поскольку приобретают "стратегический характер" и в случае чего "горой станут" на защиту национальной экономики). Некоторым государствам, которые смогут играть на угрозах финансового терроризма (призрачных или реальных) и на их парировании.

Но на данный момент, как мы видим, не разработаны инструменты реальной защиты от того, что какая-нибудь радикальная организация или чья-то спецслужба возьмет доклад Кевина Фримена, разберется со всеми мудреными схемами свопов и хеджирования и решит: "А почему бы и нет?". Собственно, об этом говорят и его коллеги-аналитики. Посему вопрос реализации идеи "финансового терроризма" в ХХІ веке приобретает особую остроту. Неизвестно, куда в эту минуту нацеливает электронные деньги высоколобый очкарик в неприметном офисе...

По материалам Комментарии

Top

RedTram Ukraine