О книге Джорджа Акерлофа и Роберта Шиллера "SPIRITUS ANIMALIS или Как человеческая психология управляет экономикой и почему это важно для мирового капитализма"

Tags: financial market, Yevhen Pentsak

Ваше доверие к мировому финансовому порядку подорвано?! Вы уже не уверены в сохранности своих сбережений?! Вы не понимаете, куда сейчас выгодно инвестировать?! Вы хотите понять причину стремительного падения американских фондовых индексов в четверг, 6 мая 2010 г., цен на недвижимость в 2008 г., последнее падение евро до 1,26 доллара, стремительный рост украинского фондового рынка в первом квартале 2010 г. на 60% и его мгновенное падение 5-7 мая 2010 г. на 15%?!

Тогда Вы обязаны прочитать книгу известных американских экономистов Джорджа Акерлофа и Роберта Шиллера «Spiritus Animalis или Как человеческая психология управляет экономикой и почему это важно для мирового капитализма». Прочитав эту книгу, Вы также поймете, как человеческое доверие и положительные истории, которые объединяют нацию, способны изменить ход экономического развития страны.

Мы остановимся на анализе пяти главных, по мнению авторов, аспектов поведенческой психологии при принятии инвестиционных решений: доверии, справедливости, злоупотреблениях, денежной иллюзии и историях, которые вместе способны объяснить все кризисы мировой экономики. Поведенческая психология работает там, где уже не помогают глубокие аналитические расчеты. Это очень перспективное направление современной экономики и финансов носит название поведенческая экономика и поведенческие финансы. Благодаря исследованиям авторов книги, оно получило широкое распространение в инвестиционном мире. Даже в этом кратком описании книги мы покажем, как психологические факторы поведения людей влияют на глобальную экономику, взлеты и падения фондовых рынков. В отличие от университетских учебников по экономике, которые рассматривают поведение человека, как поведение рациональной машины по оптимизации полезности, поведенческая экономика ориентируется на реальных людей с их эмоциями, предрассудками, необдуманными спонтанными решениями, стереотипами, стадными инстинктами и т.п. Вообще, книга ставит под сомнение достижения современной «научной» экономики и заставляет нас посмотреть на экономику со стороны психологии различных категорий инвесторов и финансовых институтов.

Книга даст Вам огромный импульс для перестройки инвестиционной деятельности Вашей компании и пересмотра Вашей персональной инвестиционной стратегии. Книга побуждает читателя, собственника или топ-менеджера компании:

  • создать глобальную карту сценариев развития мировой экономики и ее проекций на развитие страны и различных отраслей экономики, а также постоянно ее пересматривать;
  • сформировать команду менеджеров, способных мыслить критически и понимать стадные тенденции, которые движут рынок;
  • осознать роль психологического климата в компании, ее открытости, формирования понимаемой всеми (внутри и вне компании) истории и перспектив развития компании.

Эта книга заставит Вас задуматься над тем, все ли правильно Вы делаете в бизнесе, хорошо ли понимаете психологические особенности своего сегмента рынка, поведение своих конкурентов, глобальные экономические тренды. Результаты исследования Дж. Акерлофа и Р. Шиллера легко спроектировать на варианты возможного развития экономики Украины. Больше всего шокирует в Украине:

  • отсутствие объединяющей идеи в украинском обществе;
  • полное отсутствие доверия к институтам власти;
  • массовые злоупотребления на всех уровнях власти, деление бизнеса на своих и чужих в зависимости от того, какая политическая сила находится у власти.

Еще очень много нам придется переосмыслить, чтобы добиться процветания нашей страны! Книга не отвечает на все вопросы, а больше акцентирует на том, что современная экономика требует глубокого пересмотра, смены парадигм, основанных на современных достижениях социальной психологии.

Читатели, которые интересуются экономикой, уже давно ожидали появления книги известнейших американских экономистов Джорджа Акерлофа (George Akerlof) и Роберта Шиллера (Robert Shiller) под интригующим названием «Spiritus Animalis или Как человеческая психология управляет экономикой и почему это важно для мирового капитализма» . Ее написание было задумано авторами еще в 2003 г., когда только лопнул пузырь доткомов и отшумели громкие корпоративные скандалы, которые привлекли большое внимание экономистов к модному направлению современной экономической наукиповеденческой экономики. Но книга выходит именно сейчас, в разгар мирового финансового кризиса, когда множество институциональных и частных инвесторов понесли огромные финансовые потери. Авторы книги спрашивают: «Почему большинство экономистов и аналитиков не смогли предвидеть нынешний экономический кризис? Как понять причины кризиса, если он возник, казалось бы, из ниоткуда?» Если экономические модели не будут в себя включать ответы на эти вопросы, то мы рискуем и в будущем не распознать реальный источник всех неприятностей, которые могут произойти с мировой экономикой. Распространенные экономические теории не принимают во внимание изменение настроений и подходов к бизнесу, которые часто приводят к кризису. Эти теории игнорируют роль злоупотреблений и продажи некачественных продуктов во время бума, ровно, как и роль разоблачений этих злоупотреблений. А когда пузыри лопаются, люди не придают значения историям, интерпретирующих соответствующие экономические механизмы. Авторы спрашивают себя: так как же работает современная макроэкономическая модель? И сами же отвечают, предлагая разделить мотивы экономических агентов на экономические и неэкономические, а также разделить их реакции на рациональные и нерациональные:

Экономические мотивы и рациональная реакция на них

Неэкономические мотивы и рациональная реакция

Экономические мотивы и нерациональная реакция на них

Неэкономические мотивы и нерациональная реакция на них

Мы много знаем о поведении экономики и экономическом моделировании в левом верхнем углу этого квадрата, и очень мало знаем о трех других его клетках. Цель книги – как заполнить эти недостающие квадраты. Авторы книги доказывают, что нерациональное поведение людей и компаний неслучайно, не хаотично, а имеет свои закономерности, что основываются на достижениях современной социальной психологии, на таких понятиях как доверие, справедливость, злоупотребления и истории, которые возникают по ходу развития каждой страны и всей мировой экономики. Они нас приглашают: «Выберите любое время, любую страну, и почти наверняка увидите в любой макроэкономике игру иррационального начала, которому посвящена эта книга».

Наступил был момент, когда экономисты всецело отдались новому взгляду на капитализм: невидимая рука рынка все сделает сама. И все поверили в эту игру без правил. Дж.Акерлоф и Р.Шиллер уверены в своих выводах: «Да капитализм может дать нам лучший из мыслимых миров, но только в такой игре, где государство устанавливает правила и выступает в качестве арбитра. Переживаемый нами сейчас кризис не является кризисом капитализма, а только указывает на необходимость изменения правил экономического поведения». Эта книга просто рассказывает нам о том, как устроена мировая экономика. Она полезна не только людям, решающим, сколько отложить на будущее, куда вкладывать средства, какой дом купить, доверить свою пенсию работодателю или государственной пенсионной системе, но и людям, которые принимают важные государственные решения и формируют политику его дальнейшего развития. Книга не дает всех ответов, но заставляет нас задуматься, как мало мы еще понимаем в механизмах экономического управления своим персональным богатством, своей компанией, государством. Заставляя нас думать, книга приглашает нас стать творцами новой экономической науки, новой революции взглядов на экономическое развитие с учетом человеческого иррационального начала, сверхоптимизма и самоуверенности.

Книга читается на одном дыхании, она «дышит» реальными знаниями, которые сразу можно использовать при принятии бизнес-решений и наслаждаться их плодами в будущем.

Если один раз проследить внимательно за ходом мысли авторов, то потом навсегда отучиваешься от традиционного экономического мышления, на все проблемы начинаешь смотреть по-новому. Это напоминает мне нахождение бюста Вольтера на известной картине Сальвадора Дали.

Сальвадор Дали, Исчезновение бюста Вольтера, 1941г.

Марк Твен писал: «Если у вас в руках только молоток, то скоро весь мир для вас станет похожим на гвозди». Если Вы прочитаете эту книгу, то получите в Ваше распоряжение новый современный экономический «молоток» для анализа и принятия бизнес-решений.

Всегда, начиная читать новую книгу, я интересуюсь личностями авторов: кто они, где родились, где выросли, как проходило их детство, где учились, с кем встречались, где работали, детали семейной жизни и т.п. Зная ответы на эти вопросы, можно лучше представить себе личность автора, и это всегда сильно влияет на восприятие книги, и в конце концов – поверишь ли ты в историю книги или нет. Я поверил в историю, которую интересно рассказали мне авторы книги. И этой историей хочется поделиться с Вами, уважаемые читатели.

О названии книги «Spiritus Animalis». Изначально это словосочетание начало употребляться в классической и средневековой латыни, и слово «animalis» имело значение «животворящий» или «присущий душе», а все словосочетание означало духовную энергию и жизненную силу. Но в современной экономике оно обрело немного другой смысл. Оно используется для неупорядоченного и нелогичного в экономике и одновременно характеризует то, как мы себя ведем в неоднозначных и непредвиденных обстоятельствах: впадаем в ступор или преодолеваем свой страх и нерешительность.

Этот термин широко использовался в средневековой медицине, при этом различалось три вида спиритической субстанции: spiritus vitalis, зарождающейся в сердце, spiritus naturalis, вырабатываемой печенью и spiritus animalis, источником которого считался мозг. Поэтому перевод в лоб термина «spiritus animalis» на русский язык в виде «животный дух» представляется авторам перевода книги не совсем точным, и поэтому в тексте книги используется более подходящее словосочетание «иррациональное начало».

Дж. Акерлофа и Р. Шиллера всегда интересовали подходы к экономике со стороны морально-этического и социального характера, связанные с поинформированностью экономических агентов, принимающих инвестиционные решения. На их взгляд, вопрос человеческого поведения – это ключ ко всем загадкам, а максимизация ожидаемой полезности с простой его функциональной формой все еще необоснованно используется экономистами. Они считают, что экономисты должны больше интересоваться вопросами истории, психологии, финансовых институтов и экономической политики, и даже эволюционной биологии, в которой подчеркивается, что человек – это продукт естественного генетического и культурного отбора. Это означает, что любая малейшая привычка или паттерн, которые оказывались полезными, усиливались, а остальные подавлялись. В результате мы приходим к чрезвычайно сложному набору мотиваций человека. Нам необходимо понять всю совокупность мотивов, желаний и поведенческих паттернов человека от времен, когда мы были охотниками и собирателями, фермерами одиночками, купцами, чтобы лучше понять, что двигает нами сейчас.

Экономические агенты чаще удовлетворяют свои потребности, чем оптимизируют их, а затраты на вычисление не позволяют им вести себя так, как написано в учебниках по оптимизационному моделированию. Экономисты все еще находятся в поисках «экономического эликсира», чудодейственной формулы, похожей на физический закон Ньютона , которая смогла бы объяснить все сложности экономического прогнозирования. На самом деле, это самое глубокое заблуждение современных экономистов. Такой формулы не существует, и существовать не может. Книга «Spiritus Animalis» сначала рассказывает нам о пяти известных отклонениях от рациональности (доверие, справедливость, злоупотребления, денежная иллюзия и истории) в принятии экономических решений, а потом с их помощью авторы отвечают на самые актуальные вопросы современной экономической политики.

О доверии

«Доверие – это самое главное, что нам нужно восстанавливать, когда экономика входит в рецессию», - твердят экономические обозреватели всех телеканалов. Еще Франклин Рузвельт писал в 1933 г. во время Великой депрессии: «Единственное, что должно нам внушать страх – это неумение противостоять чувству страха». Доверию, как и многим экономическим явлениям, свойственно равновесие. Например, если большинство жителей Нового Орлеана не захотят восстанавливать свои дома после урагана Катрина, то и остальные не станут этого делать: кому охота жить среди запустения, без соседей, без магазинов? Но, если многие начнут отстраиваться, то этого захотят и остальные, и тогда мы говорим о наличии доверия, или уверенности. Если кто-то в Украине перестанет давать взятки, а остальные не воспользуются его примером, то от своего решения он только проиграет. Если же большинство жителей Украины откажутся от взяточничества, то это кардинально может повлиять на дальнейший путь развития нашей страны. Поэтому доверие – это как предсказание: при высоком его уровне люди с оптимизмом смотрят в будущее, а при низком – с пессимизмом. Не потому ли жители зарубежных стран, посещая Украину, обращают внимание на то, что наши люди мало улыбаются, часто находятся в пессимистическом настроении?

Слово доверие (confidence) происходит от латинского слова fido, что означает «я доверяю». Современный кризис еще называют кредитным кризисом, а слово кредит происходит от латинского слова credo, что означает «я верю». Экономисты лишь отчасти уловили, что понимается под верой и доверием. Они утверждают, что доверие рационально, что люди используют доступную им информацию, чтобы составить прогноз, а затем на его основе принимать решение. Но доверчивый человек зачастую игнорирует часть определенной информации, а руководствуется только тем, что, как он верит в то, что является правдой, а что - нет.

Поэтому, в хорошие времена люди преисполнены веры, они принимают решения не раздумывая: инстинкты подсказывают, что впереди их ожидает успех. Они подавляют в себе сомнения, стоимость активов высока и растет еще выше. Но как только уходит доверие, пелена иллюзии спадает, и люди начинают продавать. История полна примеров цикличности смен настроений у людей: тюльпаномания в Голландии в ХVII веке, финансовая пирамида «Компания южных морей» в XVIII веке, в которой даже пострадал отец современной физики и математического анализа «рациональный» Исаак Ньютон и т.п. Принимая серьезные инвестиционные решения, человек полагается на веру. Между тем, общепринятая экономическая теория предполагает механистический подход к принятию такого решения. Человек рассматривает все имеющиеся варианты, вычисляет, насколько вероятен каждый из них, просчитывает их последствия, определяет наиболее выгодные варианты и затем делает окончательный выбор.

Но, можем ли мы все это проделать в действительности? В состоянии ли мы точно определить все последствия и вероятности? Или же напротив, принимая решения, руководствуемся соображениями доверия? Большинство же решений – не исключая и важнейшие – мы принимаем просто потому, что они кажутся нам верными. Джек Уэлч, многолетний директор General Electric, утверждает, что такие решения принимаются «нутром». На общем макроэкономическом уровне доверия то появляется, то исчезает, иногда оправданно, иногда – нет. Доверие – это главное проявление нашего иррационального начала!

Существует множество экономических парадоксов, которые показывают, насколько нерационально с экономической точки зрения поведение человека: Санкт Петербургский парадокс, парадоксы Але и Элсберга и др. Давайте рассмотрим еще один парадокс, дилемму Монти Холла, названный в честь ведущего телеигры «Давайте заключим сделку». Эта игра представляет собой процесс, состоящий из двух стадий: первоначального выбора и возможности изменить его на второй стадии. В этой игре Вам предстоит выбрать одну из трех дверей. За одной дверью – автомобиль, а за двумя другими – козы. Вы выбираете, например, дверь №2, а ведущий открывает дверь №3, показывая, что там – коза. Затем он говорит Вам: «Настаиваете ли вы на своем выборе? Или хотите, чтобы я открыл дверь №1?» Выгодно ли Вам изменять свое решение? Оказывается, что только приблизительно 9% участников отказываются от первоначального решения. На самом деле, согласно законам теории вероятностей, Вам следовало бы изменить свое первоначальное мнение и выбрать дверь №1. Почему? Давайте рассуждать. Какова вероятность того, что вы изначально выбрали «счастливую» дверь? 1/3 – правильно. Какова вероятность того, что «счастливая» дверь среди двух оставшихся? 2/3 – правильно. Когда ведущий открывает одну из этих дверей, то вероятность того, что вторая дверь «счастливая», останется 2/3. Таким образом, вероятность того, что «счастливая» дверь под №1 в два раза больше, чем выбранная Вами первоначально дверь №2.

Экономические мультипликаторы (множители) являются ключевыми показателями для определения справедливого курса валюты, зарплаты, стоимости компании. Понятие мультипликатора также является ключевым в экономической теории Кейнса. Работает он следующим образом: любое государственное стимулирование оставляет на руках у населения некоторое количество денег, которое оно впоследствии тратит, а эти расходы оборачиваются доходом для другой группы людей, которые в свою очередь часть их тратят, и они преобразуются в доход для третей группы людей и т.д. Расходы продолжаются круг за кругом, и их итоговая сумма равна

где МРС – предельная склонность к потреблению , которая и называется мультипликатором Кейнса. .

Когда в 1936 г. Кейнс обнародовал эту идею, то много экономистов посчитали, что она объясняет загадку Великой депрессии в США в 30-ых годах. Из теории мультипликатора следует, что снижение расходов населения чревато очень крупными последствиями. Тогда, каждый сэкономленный доллар породит очередной круг снижения расходов, затем еще один и т.д., что приведет к еще большему снижению экономической активности.

Обычно мы применяем понятие «мультипликатор» только к величинам, имеющим численное выражение и поэтому легко измеряемым. Способы измерения доверия довольно давно применяются при проведении опросов общественного мнения. Среди них выделяют: Мичиганский индекс потребительских настроений или кредитные спрэды – разница между процентными ставками по надежным и рисковым кредитам. Поэтому с целью увеличения мультипликатора Кейнса для государства следует простая рекомендация – увеличить занятость, увеличить рост государственных расходов, сократить налоги, увеличить объемы кредитования.

О справедливости

Экономисты также пренебрегают понятием справедливости, оттесняя его на задний план. Принято считать, что учебники по экономике должны рассказывать об экономике, а не о психологии, антропологии, социологии, философии, где исследуется феномен справедливости. За результатами опроса люди готовы платить за газированную воду в баре отеля на 75% больше, чем в простой забегаловке, то есть они считают это справедливым. Если в отеле запросят большую цену, они откажутся покупать воду исходя из соображений справедливости. Роль справедливости при принятии экономических решений подтверждается интересными социологическими экспериментами.

Эрнст Фэр и Симон Гэхтер исследовали уровень сотрудничества между людьми. Испытуемым предлагали откладывать некоторое количество денег, которые увеличивались на некоторый коэффициент, и затем деньги разделялись между участниками группы. Если все будут максимально сотрудничать, то наберут максимальное количество денег. В тоже время у некоторых из участников возникнет желание действовать эгоистично: мой результат будет лучше, если я не положу деньги, а все положат. Обычно вначале все сотрудничают, но в следующих розыгрышах понимают, что кто-то играет нечестно, и сами начинают жульничать. Эта модель практически универсальна: она отмечена не только у людей, но и у обезьян.

Потом Фер и Гэхтер слегка изменили правила игры. Теперь участники могли наказать тех, кто не сотрудничает, но для этого им нужно было заплатить деньги из своего кармана. Игроки охотно пользовались такой возможностью и получали при этом удовольствие. В результате все вели себя менее эгоистично и продолжали класть деньги в «кубышку».


Теория обмена составляет основу основ современной экономической теории. Но в социологии она рассматривается шире: внутри фирмы, между друзьями, знакомыми и членами семьи. Социально-психологическая теория обмена называется теорией равенства. Когда обмен несправедлив, сторона, считающая себя обойденной, испытывает неудовольствие. Оказывается, в компании более компетентные сотрудники советуются между собой, а менее компетентные советуются тоже только внутри своей группы, чтобы не платить благодарностью более опытным коллегам.

Существует еще один интересный тест на нахождение предела между справедливостью и рациональностью. Я его называю «Поделить 1000 грн.» Каждой паре участников предлагается разделить между собой 1000 грн. Один предлагает, часть этих денег другому. Если другой принимает, то сделка состоялась, каждый получил то, что хотел. Но если второй отказывается от предложения первого, то они вдвоем ничего не получают. Понятно, что рациональный игрок примет любое предложение от первого игрока. Но первый игрок сомневается, насколько рациональным является его партнер. Моя практика проведения этой игры показала, что рубежом рациональности и справедливости в этой игре является предложение в 300 грн. Если первый игрок предлагает меньше 300 грн., то второй игрок отклоняет предложение, и оба остаются без выигрыша. Если первый предлагает больше 300 грн., то второй считает это предложение справедливым и принимает его.

Оказывается, одна из главных составляющих счастья – это когда мы реализуем наши представления о том, как вести себя правильно, т.е. поступать по справедливости. Если другие считают нас несправедливыми, то это нас оскорбляет. Мы требуем, чтобы другие относились к нам так, как мы относимся к ним.

Справедливость помогает нам в экономике объяснить явление вынужденной безработицы, соотношение между инфляцией и валовым национальным доходом. Справедливость помогает нам при покупке бизнеса, при делении компании и др. Например, как советуют поделить компанию между двумя партнерами? Один делит компанию на две части и предлагает второму право выбора одной из них. В результате цель дележа компании - не поделить на две ровные части, а сделать так, чтобы оба партнера остались счастливы и чувствовали, что сделка прошла справедливо.

О злоупотреблениях и недобросовестности

Капиталистическая система производит только то, за что люди готовы платить. Если люди готовы платить за настоящее лекарство, то система станет производить настоящее лекарство, но если людям нужен чудодействующий эликсир, то система станет производить и его.

Защита прав потребителей от злоупотреблений была всегда актуальна. Потребители в большей части хорошо проинформированы, чтобы отказаться от случайных покупок. Существуют государственные гарантии на случай, когда потребитель не сможет сразу отличить свойства товара. Например, строительные кодексы защищают домовладельцев от некачественных и вредных стройматериалов. Но очень тяжело защитить потребителя, когда речь идет о сбережениях на будущее в ценных бумагах. Сейчас главным средством сбережения являются клочки бумаги, акции, облигации, пенсионные фонды, страхование жизни. Реальная же ценность ценных бумаг – непознаваема в принципе.

Когда-то на выручку капитализму пришла ограниченная ответственность. Самое большое, что могут потерять акционеры - это то, что они сами непосредственно вложили в акции. Это соглашение с одной стороны защищает акционеров, побуждая вкладываться в рисковые предприятия, а с другой - позволяет продавать свои доли другим акционерам. Чистая прибыль в виде дивидендов показывает прирост или убыль чистых активов. А значит, и скорость, с какой компания приближается или удаляется от краха. Однако, когда отчетность искажена, продажа активов напоминает торговлю чудодейственным лекарством. Владельцы акций или опционов на покупку могут легко поживиться на тех, у кого не хватило ума подвергнуть сомнению лживые отчеты. На современных рынках успешно работает стратегия подтасовки бухгалтерии, раздувания стоимости акций, продажи новым владельцам и уже предоставления им возможности бороться с побочными действиями чудодейственного эликсира. Существует еще одна простая тактика – продать кредитные обязательства, а потом придумать способ, как извлечь эти деньги, поступившие от кредиторов. Таких способов много – оклады, бонусы, коррупционные сделки, высокие дивиденды, опционы, которые взвинчивают цены на акции, синекуры для родственников и др.

Скандалы, связанные с финансовыми злоупотреблениями, всегда невероятно запутанны, и в то же время очень просты. Они связаны с нарушением бухгалтерских принципов, касающихся количества денег, которые можно взять на законном основании. А запутанны потому, что участники пытаются окутать нарушение этих принципов туманом из всяких сложностей.

Существует множество историй, когда ссудно-сберегательные ассоциации (ССА) в США не стоили ни гроша, но были ценными для их владельцев, т.к. давали огромные возможности для нечестных сделок, связанных с недвижимостью, откатами от застройщиков, возможностью покупок рискованных и высокодоходных активов за рубежом.

Еще одна схема - недружественные поглощения, быстрая продажа мусорных облигаций ССА и покупка компаний, а владельцам ССА предоставлялись частные прерогативы, например, опционы на покупку акций этих компаний по фиксированной цене. Тогда и начали стремительно возрастать зарплаты топ менеджеров. Эти сделки запустили механизм циничного злоупотребления по всему миру. Чего только стоят махинации в корпорации Enron, это просто учебник корпоративного мошенничества! Ее аудиторы Arthur Andersen не спешили бить тревогу, чтобы не потерять баснословные энроновские контракты. А народ покупал этот эликсир ... Потом люди поняли, что доткомы – это в чистом виде чудодейственный эликсир тоже.

Люди смотрели на картинки, которые назывались ценными бумагами, а на самом деле были мусорными облигациями, и не понимали с какой стороны им можно ждать риска. Как на картине Сальвадора Дали из серии Дали, Бог и Физика, мы видим ножи, тарелки, яблоки, но они виртуальны, не лежат прямо на столе, как мы привыкли их видеть.

 

Сальвадор Дали, Дали, Бог и Физика, 1951

Тогда людям надоело инвестировать в то, что они не понимают, и они начинают инвестировать в недвижимость. Здесь нет необходимости доверять бухгалтерам. И тут начался пузырь на рынке ипотечного кредитования, его объемы возросли с 5% до примерно 20%, т.е. до $625 миллиардов. Ссудным финансовым организациям удавалось разместить свои кредиты среди самих незащищенных мало образованных и плохо информированных слоев населения. И хотя такого рода практика не была незаконной, эти примеры были однозначно порочными. Организаторы ссуд не верили в свой продукт и хотели его быстро сбыть. Закладные объединялись и продавались «внарезку», как смекалистые владельцы продуктовых магазинов продавали курицу по частях. В итоге владельцами закладных ставали люди никак не связанные с заимствованиями и не видящие никакого смысла выяснять качество каждой закладной в портфеле. Потом происходило чудо, закладные собирали в пакеты, они получали одобрение рейтинговых агентств, у 80% из них был самый высокий рейтинг ААА, а у 95% - А. Их уже стали покупать инвестиционные и страховые компании. Если бы оценщики дали меньший рейтинг, фасовщики ценных бумаг бы обратились к другим рейтинговым агентствам. Те, кто был их окончательным держателем, оказались покупателями версии чудодейственного эликсира.

Злоупотребление порождает еще большее злоупотребление. На распространение злоупотреблений влияет и появление инноваций в финансовой сфере, и законы, разрешающие их применять, хотя общество может и не сразу понять, в чем их суть. Со временем изменяется и культура, поощряя или наказывая нечестное поведение. Поскольку такие культурные изменения с трудом поддаются количественным измерениям и находятся вне области экономики, экономисты крайне редко увязывают с ними колебания в экономике.

О денежной иллюзии

Это еще один недостающий ингредиент в современной экономике: денежная иллюзия возникает тогда, когда мы принимаем решение под впечатлением номинальной суммы, а не реальной покупательской способности денег. Экономисты полагают, что денежной иллюзии нет, т.е. уровень цен и зарплат определяется относительной стоимостью, а не номинальным значением этих величин. Еще Ирвин Фишер предупреждал, что люди часто принимают неправильные экономические решения в силу того, что не имеют представления об инфляции. Особенно это явление ощутимо при покупке долгосрочных облигаций. Через несколько лет 100 тыс. номинальных у.е., инвестированных в облигации, могут обратиться в 50 тыс. реальных денежных единиц привязанных к покупательской способности.

Когда экономика близка к полной занятости, цены повышаются, спрос на товары растет. Увеличение инфляционных ожиданий пропорционально влияет на соглашение об оплате труда. Инфляционные ожидания, как утверждал Милтон Фридман , пропорционально влияют как на зарплаты, так и на цены, существует только один уровень безработицы, при котором не будет образовываться ни инфляционная, ни дефляционная спираль. Когда цены выше, чем люди ожидали, они пересмотрят свои ожидания в сторону повышения, тогда и инфляция не замедлит своего роста. А если безработица высока, инфляционные ожидания будут ниже, а инфляция цен и зарплат будет отрицательной.

«Экономика должна быть научной и опираться на модель», - говорили экономисты. Олбан Филипс выявил тесную взаимосвязь между скоростью роста зарплат и инфляцией. Когда повышалась безработица, инфляция падала. В основе этой теории лежит отсутствие денежной иллюзии. Сопротивление сокращениям зарплаты в денежном выражении (известное экономистам как жесткость заработной платы к снижению) указывает на наличие в людей денежной иллюзии. Одно из основополагающих утверждений современной макроэкономики «люди во всех своих экономических решениях делают поправку на инфляцию» представляется чрезвычайно радикальным и крайне малодостоверным, учитывая то, как составляются трудовые контракты, образуются цены, как ведется бухгалтерский учет и как выпускаются облигации. У экономистов создается иллюзия, что все люди способны сравнивать альтернативные возможности с учетом номинальной и инфляционной процентной ставки. Можете ли Вы на следующем рисунке увидеть, что кажущиеся Вам кривые, на самом деле являются прямыми? Нет? А как быть с реальным миром, где нам некому указать правильно ли мы на него смотрим? Мы находимся в плену сплошных иллюзий.

Акиеши Китаока, Морская водоросль, 2003

Истории

Человек склонен мыслить цепочками событий, имеющими внутреннюю логику и динамику. Наши действия определяются историей нашей жизни, которую мы рассказываем сами себе. Для того чтобы страна или организация чувствовали себя уверенно, им нужны свои истории. Великие руководители – это прежде всего великие творцы историй.

Истории и их пересказ – основа процесса познания. Мы с трудом помним свое детство, но истории того времени не забываются, помогая нам осознать, кто мы и какова наша цель в жизни. Беседа помогает закрепить факты, включенные в истории. Мы склонны забывать истории, которых не рассказываем. Истории способны активизировать умственную деятельность. Говорят, что любовь – это тоже история: в удачных браках супружеские пары сочиняют совместную историю, они выстраивают ее вокруг цепочки счастливых воспоминаний, и в ее свете интерпретируют и свою любовь, и свои семейные ценности.

Важнейшими создателями историй особенно на экономическую тему служат политики. Поскольку электорат интересует экономика, то им и посвящена большая часть этих историй. Сейчас в Украине начинается борьба историй, разные части страны верят в разные истории. И наша главная проблема – придумать общую историю для всей страны, возможно отойдя на несколько веков назад, а может и тысячелетие, когда запад и восток Украины создавали свою совместную историю Киевской Руси.

Говорят, что хорошую историю придумал президент Мексики Хосе Лопес Портильйо (1976-1982). Он написал историю о великом будущем Мексики на основе древней ацтекской легенды. Эта история оказалась еще более убедительной, когда в конце 70-ых были найдены большие запасы черного золота в Мексике, как раз в разгар нефтяного кризиса. Радужные надежды подкреплялись и тем, что к 1980 г. цены на нефть выросли более чем вдвое по сравнению с началом 1970 г. За шесть лет его президентства ВВП страны вырос на 55%. Когда Портильйо уходил с поста президента, рост экономики прекратился, инфляция составляла 100%, росла безработица, невиданного уровня достигли коррупция и воровство. Оказалось, что нефтяное богатство Мексики было сильно преувеличенным, его запасы составили всего 1% от общемировых. Но до сих пор мексиканцы верят в эту историю о необыкновенных запасах – настолько прочно укоренилась в их сознании сказка бывшего президента.

Давайте вспомним историю об Интернете и формирование биржевого бума с середины 1990 г. до 2000 г., который привел и к буму экономическому. Истории о молодых людях сколотивших состояние с помощью Сети похожи на рассказы о золотой лихорадке XIX века в современной обработке.

Доверие – это не просто эмоциональное свойство отдельной личности, это еще и то, во что верят другие, как другие внушают эту веру в третьих. Высокий уровень доверия, как правило, сопровождается захватывающими дух историями о новых бизнес-проектах, о примерах стремительного обогащения. Положительные истории влияют на то, как люди оценивают свою удачу в бизнесе, на успех будущих предприятий и на размер дохода от инвестиций в человеческий капитал. Обязательное условие успешной истории – это количество заболевших этой историей и количество подверженных заболеванию. Эпидемии оптимизма и эпидемии пессимизма могут возникать просто из-за того, что у определенных идей изменился коэффициент заразности.

Вопросы и ответы

Почему экономика впадает в депрессию? Каждая депрессия начинается с перегрева экономики, которая характеризируется тем, что доверие существенно превышает обычный уровень, и все больше людей утрачивают способность скептически смотреть на экономические вопросы и готовы поверить в истории о новом экономическом буме. И тогда безрассудные траты становятся нормой, делаются рискованные, а то и заведомо убыточные инвестиции в недвижимость в расчете на то, что расплачиваться придется кому-то другому. Благодаря повышенному уровню доверия среди населения и бездействию государственных регуляторов пышным цветом цветут злоупотребления и недобросовестность. При этом о злоупотреблениях узнают лишь постфактум, когда эйфория уже сошла на нет. Зачастую в эти периоды люди испытывают своего рода общественное давление, побуждающее тратить все больше и больше. Они видят, что все так поступают, и не испытывают беспокойства по поводу ненормально высокого уровня потребления, поскольку вокруг никто не беспокоится. Почему перед стремительным спадом мы видим бум. Оказывается, этот бум вызван ожиданиями, тогда ожидания влияют на потребление и на производство. Ажиотаж инвесторов способствует распространению подобных историй. После краха 1929 г. экономики впали в глубокую депрессию, и тогда лейтмотивом стала несправедливость, злоупотребления и обман …

Во время Великой депрессии начала 30-ых огромную роль сыграло иррациональное начало. В частников трудовых отношений обострилось чувство несправедливости. Активизировались трудовые конфликты по всему миру. Коммунистические идеи набирали небывалую популярность, предприниматели боялись, что общественный строй изменится коренным образом. Депрессия была настолько сильной, что только Вторая мировая война поменяла ключевую депрессивную историю. Многие из событий прошлого порождены самой человеческой природой, влияние которой очень велико. Люди все также озабочены справедливостью, сбиваются с толку инфляцией, склонны мыслить категориями бессмысленных историй, а не экономической реальности.

Почему мы так легкомысленно относимся к сбережениям?Авторы книги много вопросов насчет сбережений обсуждали со студентами, и пришли к такому выводу: «Студенты не осознают, что цель сбережений – обеспечить себе будущее». Обсуждение этих тем с людьми показывают, насколько абсурдны выстраиваемые теоретиками экономические модели поведения людей, где они должны бы высчитывать, сколько тратить сейчас, а, сколько в будущем. Когда люди не в состоянии руководствоваться рациональными экономическими соображениями, они обращаются к другому источнику – иррациональному началу. И тут вступают в действие такие элементы как уверенность, доверие, всевозможные тревоги и страхи, а также истории о нынешней и будущей жизни.

В разных странах принято по-разному относиться к сбережениям. В начале 1980 г. уровень личных сбережений в США составлял 10%, а в последнее время он снизился до отрицательных значений. Увеличилось количество личных банкротств. Почему люди не откладывают согласно теории? Почему такое большое число банкротств физических лиц в США? Потому что все меньше людей стали воспринимать банкротство как личную неудачу. Экономические психологи утверждают, что люди мысленно кладут все деньги себе на три счета: текущий, депозитный и будущий и обращаются с ними по разному.

Джон Мейнард Кейнс писал «Люди склонны увеличивать свое потребление с ростом дохода, но не в той же мере как растет доход». Большинство (76%) опрошенных в социологическом опросе заявили, что им следовало сберегать на 10% больше чем они это делали. Почему же в Китае сберегают больше? Потому, что там существует установка - главное умеренность и борьба с суровыми условиями жизни. Китайцы почувствовали, что в стране начинается новая историческая эпоха, которая вознесет их к вершинам достижений человечества. Китай восстановит былую славу, а самооценка каждого жителя повысится. Сейчас для китайца бедность не зазорна, поскольку страна находится в переходном состоянии. И потом они расскажут своим внукам историю своей борьбы и самопожертвования.

А что происходит в США? Молодежь поклоняется торговым молам и кредитной карте. У американцев на руках 1,3 млрд. кредиток, а в Китае с населением 1,2 млрд. – всего 5 млн. кредиток. Некоторые экономисты считают, что покупки с помощью кредитных карт сыграли значительную роль в падении сбережений американцев. Согласно экспериментам с кредиткой люди покупают на 60-110% больше чем за наличные. Сейчас нас ожидает глобальный пересмотр подхода к использованию кредитов.

Почему цены на финансовых рынках так неустойчивы? До сих пор никто так и не смог объяснить безумные колебания цен на акции. Реальная стоимость американского фондового рынка с 1920 г. по 1929 г. выросла в 5 раз, после чего в 1929-1932 гг. упала до исходного значения. С 1954 г. по 1973 г. этот показатель капитализации американского рынка удвоился, а потом с 1973 г. по 1974 г. упал до исходного значения. С 1982 г. по 2000 г. реальная стоимость мирового фондового рынка увеличилась в 8 раз, а потом к 2008 г. уменьшилась в два раза. Проблема не только в том, что такие колебания сложно предсказать, но и в том, что после того, как они случаются, их сложно объяснить. Разумеется, что финансовые аналитики могут, как-то объяснить, почему изменяются цены каких либо конкретных компаний, но для поведения фондовых рынков такие объяснения не работают. Мы все прекрасно понимаем, что цены акций подвержены колебаниям больше, чем дисконтируемые потоки дивидендов, которые они якобы прогнозируют.

Авторы книги приводят интересное сравнение: пытаться рассмотреть в ценах на акцию информацию о будущих доходах – это тоже, что пользоваться услугами сумасшедшего синоптика, который предсказывает то +150º то -100º в городе, где температура относительно стабильна. Даже если средняя температура предсказана правильно, и даже если его прогнозы позволяют узнать, что завтра будет холодно или жарко, то пользы все равно от этого будет немного.

Известные ученые в области финансов изучили, как изменялась реклама компании Merrill Lynch в различные времена. В начале 90-ых до возникновения финансового пузыря изображен дед и внук на рыбалке с текстом «Может лучше богатеть не спеша?» К 2000 г. инвесторы были очень довольны прибыльностью на фондовых рынках, и реклама Merrill Lynch радикально изменилась: «Включайся … Играй на повышение …» После коррекции рынка Merrill Lynch назад вернулась к дедушке с внуком: «Доход на всю жизнь».

Равновесие на фондовом рынке с газетным конкурсом. Участников просили выбрать шесть самых красивых лиц из сотни фотопортретов. Приз вручался тому, чей выбор окажется ближе всего к тому варианту, который выбирали большинство участников. То есть, чтобы победить, нужно руководствоваться не собственными эстетическими соображениями, а представлениями окружающих о красоте. Инвестирование часто происходит похожим образом: быстро заработать, вкладываясь в компанию, которая добьется успеха в долгосрочной перспективе невыгодно, нужно выбирать компанию, которая будет иметь высокую рыночную цену в краткосрочном периоде. Многие не отдают себе отсчета в том, насколько компания с известным именем могла измениться с течением времени, и как могла обесцениться ее реальная стоимость.

Инвесторы хотят быстро разбогатеть на росте рынка и удержать свое богатство на его падении: это психологическая реакция на поведение рынка. Между фондовыми рынками и реальной экономикой существуют три вида обратной связи:

  1. когда цены на акции и недвижимость растут, желание откладывать деньги падает; люди начинают больше тратить, потому что чувствуют себя богаче, ведь выросла цена их домов и акций;
  2. цены на акции определяют объем инвестиций: когда фондовый рынок падает, компании уменьшают расходы на новые производственные мощности и оборудование, а сокращение цен на небольшие дома заставляет строительные компании сокращать объемы строительства;
  3. когда активы падают в цене, должники перестают выплачивать долги, что ставит под удар финансовые учреждения.

Так или иначе, движение цен на активы влияет на доверие людей и экономику: образуется обратная связь «цены-доходы-цены». Когда цены на акции растут, доверие растет, люди больше покупают, растут доходы компаний, это в свою очередь приводит к дальнейшему росту цен на акции, но не надолго. При обратной тенденции все происходит наоборот.

Этот механизм усиливается за счет кредитного цикла: когда цикл идет вверх, коэффициенты обеспечения возрастают, расширение кредитования приводит к росту цен активов, стимулируя еще больший рост объемов кредитования. То же, только наоборот происходит, когда цена активов падает. Возможность возникновения такой обратной связи не предусмотрена в соглашениях Базель I (1988) и Базель ІІ (2004), в которых определены требования к банковскому капиталу. К сожалению, для большинства людей очень сложно мыслить категориями обратной связи. Авторы наводят пример обратной связи, которая имеет сопряженное с иррациональным начало: доверие, справедливость, вдохновение.

Компанию Toyota Motor Company в 1933 г. основала семья, к тому времени занимавшаяся обслуживанием механических ткацких станков. Создание компании Toyota стало ярким примером торжества отваги одиночек над общепринятым здравым смыслом. Такого рода патриотизм и самоуверенность были свойственны всей японской культуре. Это часть их национальной философии, разработанной японским писателем Юкити Фукудзавой, которого считают основателем современной Японии. Он активно продвигал историю об уверенности в своих силах, готовности учиться у иностранцев, энергично развивать японскую смекалку и сообразительность. Японская культура как никакая другая также способствует сотрудничеству людей в рамках масштабных проектов, не допуская несправедливости и не оскорбляя самолюбия друг друга. Эту особенность культуры японцев связывают с развитием поэзии хайку. Хайку развивалась на традициях поэзии ренга, стихотворений написанных несколькими поэтами, каждый из которых сочинял свой фрагмент, который мог читаться, как самостоятельное хайку, но оценивался исключительно как часть всего целого. Великие японские фирмы и есть наследницами этого жанра. Для японцев успех корпорации – это их собственный успех. Политика пожизненного найма позволяла японским работникам отождествлять себя с корпорацией.

Большинство экономистов не любят историй о психологической обратной связи, полагая, что в них отсутствует основополагающая концепция рациональности, они не любят ничего такого, чего нельзя напрямую выразить формулами и числами. Некоторые экономисты пытаются выразить психологические обратные связи моделями и включить их в большие макроэкономические системы прогнозирования. В своей автобиографии Джек Уэлч пишет: «Десятки людей регулярно изучали «мертвые книги». Я же всегда знакомился с отчетами после того, как кто-то проводил для меня их презентацию. Ценность таких встреч для меня была не в книгах, а в сознании и сердцах людей, которые приходили работать. Я хотел проникнуть вглубь, заглянуть за эти тома и понять, чем руководствовались их составители. Мне нужно было увидеть жесты и мимику руководителей и услышать, каким тоном они произносят свои аргументы».

Настало время перестроить финансовое регулирование рынков с учетом иррационального начала. Следует заставить рынки работать эффективнее, снижая шанс катастрофы и необходимости применения спасательных мер.

Почему рынки недвижимости подвержены цикличности? По всей видимости, у нас выработалось интуитивное представление о том, что цены на дома будут только расти. Люди уверены в этом настолько, что не хотят слушать экономистов, утверждающих обратное. Но вразумительно объяснить свою позицию никто не в состоянии: обычно принято говорить, что земли больше не становится, цены на недвижимость росли всегда, а демографический рост неизбежно подталкивает цены вверх. Но люди не всегда думают так, особенно если цены на недвижимость не меняются в течение нескольких лет. Но когда цены стремительно идут вверх, история про прямую связь между ценами на недвижимость, ростом населения и экономики повторяется. «С ростом населения растет спрос на землю. Так как землю, в какой либо местности растянуть нельзя, остаются лишь два способа удовлетворения этого спроса. Один – строить ввысь, второй – повысить цену на землю … Поскольку всем очевидно, что земля будет в цене, эта форма капиталовложения будет всегда выгодна и популярна». Отчасти впечатление, что дома прекрасная инвестиция, обусловлено денежной иллюзией. Люди склонны помнить, сколько они заплатили за дом, даже если это произошло 50 лет назад. Но они забывают о других ценах в эти годы, которые возможно опережали в несколько раз возрастание цен на недвижимость.

Посмотрим также, как развивался наш язык в направлении слова дом. Утверждение «надежный как дом», сначала переросло в новую поговорку «наши корабли надежны как дома», а потом и в утверждения: «не волнуйтесь - наши инвестиции надежны, как инвестиции в дома», и «инвестиции в дома с привлечением кредита – это вообще беспроигрышный вариант». Мы «убедились» в надежности этих утверждений совсем недавно, и, думаю, убедимся еще не раз в недалеком будущем.

Прочитайте эту захватывающую книгу, и она заставит Вас переосмыслить весь Ваш предыдущий опыт ведения бизнеса и инвестирования!

1.Нобелевский лауреат по экономике (2001): за анализ рынков с асимметричной информацией, известен своими исследованиями рынка труда и нерыночных зарплат, учился в Йельском университете, Массачусетском технологическом институте, преподавал в Лондонской школе экономики и в Калифорнийском университете в Беркли, входит в редакционный совет престижного экономического журнала Journal of Applied Economics.

2.Американский учёный-экономист, профессор экономики имени Артура М. Оукена Йельского университета и научный сотрудник Йельского международного центра по финансам при Йельской школе менеджента, научный сотрудник Национального бюро экономических исследований, основатель и главный экономист фирмы по инвестиционному управлению «MacroMarkets LLC», автор известного экономического бестселлера «Irrational Exuberance», в которой предвидел кризис доткомов в 2000 г. и кризис рынка недвижимости в 2003 г.

3.George Akerlof, Robert Shiller, Anilmal Spirits, How human psychology drives the economy, and why it matters for global capitalism. Princeton University Press, 2009

4.Питер Догерти: «Для демократического капитализма экономические идеи в традиции Адама Смита – это то же самое, что операционная система для компьютеров. Возможности капитализма, ровно как и компьютеров неисчерпаемы и зависят лишь от того, как мы будем их применять, но это не более чем операторы, управляющие системой».

5.marginal propensity to consume

6.посаду, що приносить дохід, але не пов'язана з якими-небудь серйозними обов'язками

7.американский экономист, представитель неоклассического направления в экономической науке, окончил Йельский университет, президент Эконометрического общества (1931-34). президент Американской экономической ассоциации ( 1918 ), оставил ряд значительных работ по теории общего экономического равновесия, предельной полезности, но самый важный вклад был внесен им в теорию денег (формула Фишера)

8.американский экономист, доктор философии Колумбийского университета, президент Американской экономической ассоциации (1967 ), лауреат Нобелевской премии 1976 года за достижения в области анализа потребления, истории денежного обращения и разработки монетарной теории и за практический показ сложности политики экономической стабилизации.

9.английский экономист, работал охотником на крокодилов, профессором экономики в Лондонском университете (1951-67), Австралийском национальном университете (1967-1970), первооткрыватель «кривой Филипса» (1958), занимался динамическим экономическим моделированием, изучал проблемы занятости, инфляции и экономического роста.

10.английский экономист, основатель кейнсианского направления в экономической теории, работал в Кембридже, Лондоне, состоял в правлении нескольких финансовых компаний, занимался консультированием правительства, анализировал причины и последствия изменения стоимости денег, влияния инфляции на распределение доходов, исследовал роль ожиданий, считал, что правильная денежно-кредитная политика должна исходить из приоритета поддержания стабильности внутренних цен, а не ставить целью поддержание завышенного курса валюты. Как предсказатель Кейнс оказался колоссально неудачлив: за две недели до начала Великой депрессии он делает предсказание о том, что мировая экономика вышла на тренд устойчивого роста и что рецессий не будет никогда. И на этом предсказании Кейнс проигрывает во время Депрессии все свои сбережения.

Top

RedTram Ukraine