Бизнес идет в петлю

09 September'11

Tags: currency, banking system, liquidity

Падение остатков на корреспондентских счетах банков ниже 10 млрд. грн. стало новым рекордом снижения банковской ликвидности с 2006 г. Однако если раньше жесткая монетарная политика Национального банка была направлена в первую очередь на сдерживание инфляционных процессов, то при наблюдающейся на протяжении двух месяцев подряд дефляции очевидно, что сейчас причина в другом. Сжатие банковской ликвидности призвано сдержать растущий спрос на иностранную валюту, которая активно уходит из банковской системы.

Осень - традиционно период активизации деловой активности и заключения новых контрактов у импортеров, которые в сентябре-октябре закупают больше валюты, чем обычно. Поддерживает высокий спрос на валюту и вернувшееся к жизни потребительское кредитование - с начала года на покупку импортных товаров (в отсутствие ипотеки в кредит покупают в основном машины и бытовую технику, которые почти не производят в Украине) банки выдали 9,2 млрд. грн., из которых более 2,5 млрд. грн. - в июле.

Не уменьшается и спрос на валюту на наличном рынке. За последние 12 месяцев (без учета данных августа, которые еще не опубликованы) население купило у банков на $12 млрд. больше, чем продало.

Судя по всему, наложение этих факторов может привести к серьезному дисбалансу спроса и предложения на межбанковском рынке - иначе, если бы эти колебания были незначительными, Нацбанк прибег бы к их сглаживанию без жестких монетарных мер с помощью своих резервов, продавая валюту и одновременно изымая гривню из оборота. Но почему-то (возможно, из-за потенциально резкого роста цен на российский газ и торговой войны с Россией), не хочет. Вместо этого регулятор продолжает требовать от банкиров погашения полученного в кризис рефинансирования и удерживает достаточно жесткие резервные требования. В то же время Госказначейство не выпускает в систему деньги, полученные от субъектов хозяйствования в виде налоговых платежей и сборов.

Такая политика, безусловно, будет иметь свои плоды в краткосрочном периоде - банкиры говорят, что уже сейчас у большинства из них гривни хватает только для формирования обязательных резервов и выполнения текущих клиентских операций, поэтому в ближайшее время курс гривни к доллару вряд ли серьезно изменится. "На покупку валюты у нормального, не схемного, банка гривни сейчас нет",- говорит председатель крупного банка с иностранным капиталом, пожелавший остаться неназванным. При этом банкир обращает внимание на то, что объемы продажи валюты на межбанке не уменьшаются - по итогам первых пяти рабочих дней сентября объем торгов на межбанке уже превысил эквивалент $4,5 млрд. "Значит у кого-то деньги есть",- констатирует финансист.

В будущем жесткие монетаристские меры могут привести к еще большему давлению на курс.

Во-первых, из-за того, что сокращение свободной ликвидности в банковской системе ведет к росту ставок (что уже происходит - например, ПИБ на сентябрь увеличил базовую ставку, - овердрафт по кредитным линиям до 24,5% годовых. - Авт.) и, как следствие, снижению объемов кредитования экономики, которая не способна обслуживать столь дорогие займы в условиях стагнации спроса. В таких условиях производители будут вынуждены зарабатывать деньги не с помощью увеличения объемов продаж, а за счет повышения цен. К тому же к такому шагу их подталкивает рост доходов населения, динамика которых выше, чем темпы роста ВВП (по итогам I квартала реальные доходы населения выросли на 8,7%, а ВВП - на 5,2%). Что одновременно стимулирует и рост потребления импортных товаров.

Во-вторых, из-за сиюминутного притока спекулятивного капитала для заработка на высоких ставках. При определенных условиях (например, возобновлении сотрудничества между Украиной и МВФ) зарубежным инвесторам выгодно занимать в валютах с низкими процентными ставками (евро, доллар, франк и т.п.) и покупать валюту с высокими ставками, выигрывая на разнице. Если таких операций множество, то это приводит к псевдостабильности и даже укреплению высокоинфляционных валют, к которым относится и гривня. Это укрепление происходит вопреки тому, что говорит экономическая теория. В течение длительного времени - месяцев и даже лет - высокоинфляционные валюты могут укрепляться за счет "плюса" по финансовому счету платежного баланса.

При этом, если по итогам первого квартала реальный эффективный обменный курс гривни девальвировал, то, начиная со второго квартала, РЭОК укреплялся, ухудшая ценовую конкурентоспособность украинской экономики. "Дефицит текущего счета будет продолжать расти. После девальвации белорусского рубля украинским компаниям стало сложнее экспортировать в Беларусь. Сейчас под растущим давлением девальвации находится также турецкая лира. Турция является вторым - самым большим торговым - партнером Украины после России, на которого приходится 5% украинского экспорта. Дефицит текущего счета в Турции резко вырос и уже достиг почти 10% ВВП, в то время как лира уже упала на 11% по отношению к доллару США с начала года и может продолжать снижаться",- говорит аналитик "Эрсте Банка" Марьян Заблоцкий.

По классической теории экономики, восстановление ценовой конкурентоспособности происходит либо в результате прорыва в экономике (появления новых товаров с высокой добавочной стоимостью), либо через девальвацию национальной валюты. И некоторые эксперты действительно считают обесценивание гривни лучшим лекарством от экономической стагнации, в которой сегодня находится Украина.

Между тем при отсутствии реально проводимых экономических реформ девальвационные стимулы для внутреннего производства и экспорта носят очень краткосрочный характер. Девальвация временно улучшает конкурентоспособность и стимулирует экономический рост, затем снова растет инфляция и снижается конкурентоспособность, ухудшается платежный баланс, и национальная валюта девальвирует - по сути, это и происходило в период с 2008 г. по сегодняшний день. Жесткие монетарные меры, которые сопровождают эту цепочку, могут привести к полному коллапсу банковского кредитования, окончательной долларизации экономики через теневой сектор и к дальнейшему ухудшению финансового состояния банковской системы, так как доля валютных кредитов (в первую очередь - населению) остается на высоком уровне.

По мнению экс-министра финансов Виктора Пинзеника, выход из этой монетарной петли надо искать в определении целевых ориентиров для Национального банка. "Нельзя удерживать инфляцию и обменный курс одновременно. Или вы держите инфляцию и не держите курс, или держите курс, тогда доллар (то есть потоки валюты) определяет монетарную политику Национального банка,- говорит эксперт.- Многие страны, войдя в еврозону, лишились возможности реагировать на конкурентоспособность национальной экономики через девальвацию валюты, например Греция, поскольку драхмы уже нет. У нас такая возможность еще есть".

По материалам Экономические Известия
Top

RedTram Ukraine